Юдина Мария Вениаминовна

09.09.1899 – 19.11.1970

Мария Юдина. Гений чистой простоты

Пианистка Мария Юдина стала легендой ещё при жизни, хотя была равнодушна к чрезмерному вниманию к себе и не принимала цветов от поклонников после выступлений. Испытывая пренебрежение к материальным ценностям, Мария Вениаминовна шокировала публику непрезентабельным внешним видом и появлениями на концертах в неизменном чёрном платье, больше напоминающем одежду монахини. Но уже после первых музыкальных тактов публика забывала о предрассудках внешнего толка, погружаясь в божественный мир звуков и гармоний Марии Юдиной. Её выступления делали людей лучше, духовно чище.
Особый свет исходит и от фотографий пианистки, когда смотришь на них и одновременно слушаешь в её исполнении тот же фортепианный концерт № 23 Моцарта. Сочинение в трактовке Юдиной, в своё время задевшее душу и сердце Сталина, магически действует и на нынешних студентов Музыкальной академии имени Гнесиных. Здесь Юдина долгое время преподавала. В вузе хранят память о неподражаемом педагоге: на четвёртом этаже в кабинете № 85 на стене между двух роялей висит портрет Марии Юдиной. В аудитории занимаются, правда, не пианисты, а дирижёры-хоровики. Как тут не вспомнить, что в юности Мария, студентка Петербургской консерватории, пела в церковном хоре храма Воскресения Христова Спаса на Крови.
Критики отмечали глубину басовых линий в фортепианных партитурах, исполняемых Юдиной. Бархатные низы были у неё опорой всего нотного текста, что позволяет проводить параллели как раз с хоровым звучанием. Всех студентов, проходящих обучение в «юдинском классе», педагоги непременно посвящали в истории из жизни грандиозной пианистки. Но больше говорили не о её чудаковатом одеянии, а чудодейственном фортепианном таланте.
Нынешние пианисты, слушая записи Юдиной, все как один замечают, что она играла медленнее, чем принято в наши дни. Своих же современников она в прямом смысле пронзала внешне сдержанной манерой исполнения и, по контрасту, исповедальностью трактовки нотного текста. Когда Юдина играет Lacrimosa Моцарта, то страшно дышать, боясь спугнуть животрепещущие паузы, доводящие вовсе не до слёз, а наивысшего просветления. Юдинское прочтение «Гольдберг-вариаций» Баха, не разбрасываясь прилагательными, можно охарактеризовать самым сложным для исполнения термином semplice, что в переводе с итальянского означает «просто». С какою мощью звучала в её исполнении органная прелюдия и фуга ля минор Баха, сыгранная на всего лишь кабинетном рояле…
Пианистка поклонялась не только музыке Баха, родственной религиозной души, но и считала иконами стиля произведения композиторов XX века. Мария Юдина восхищалась сочинениями Стравинского, Веберна, Хиндемита, вела переписку с Булезом, Штокхаузеном, Ноно и проявляла интерес к творчеству Шёнберга — создателя додекафонии. Мария Вениаминовна зачем-то исполняла сочинения Мясковского и Прокофьева, непонятные народу, отстроенному на прямолинейный лад для строительства развитого социализма.
Советские вожди пытались навязать Марии Вениаминовне образ диссидентки. Но её не интересовала политика, она не писала писем протеста, не звала на демонстрации. Если и читала стихи Пастернака, то лишь потому, что они ей нравились. Юдина защищала в периоды гонений Шостаковича, потому как считала его давним другом, с которым познакомилась ещё во время учёбы в питерской консерватории.
В 1948 году, после выхода в свет «знаменитого» постановления ЦК о формализме в музыке, в старом здании Союза композиторов уважаемые авторы с «волчьим» энтузиазмом громили «зарвавшихся» коллег, в числе которых был и Шостакович. После заседания он, бледный как мел, абсолютно потерянный, убитый морально, один вышел на улицу. Здесь его, тоже одна, ждала Юдина.
Через двадцать с лишним лет именно Шостакович взял на себя организацию панихиды и похорон Юдиной. Больше никто из видных культурных деятелей на случившуюся беду не откликнулся. Мария Вениаминовна ушла из жизни в 1970 году уставшая, опустошённая, непонятая ни одним из режимов, при которых её пришлось ежедневно совершать творческий подвиг. Даже в период оттепели, когда советская культура глотнула свежий воздух свободы, Юдиной припомнили толерантное отношение к ней Сталина. О могучем таланте пианистки заговорили лишь в начале 90-х годов, когда Мессиан и Стравинский стали «записными» классиками, а Пастернак… модным литератором.

К Богу — через искусство

Великая пианистка, человек энциклопедических знаний и невероятной энергии Мария Юдина родилась в городке Невель Витебской губернии. От родителей она унаследовала неиссякаемую энергию и страстный темперамент. Девочка рано начала заниматься музыкой, и к шести годам проявила такой талант, что под своё крыло её приняла ученица Антона Рубинштейна Фрида Левинсон. Эта блестящая пианистка не брала учеников и сделала исключение лишь для юной Маши.
Молодость Марии Юдиной пришлась на бурные революционные годы. Она встречает их в самом центре событий, в Петрограде — там девушка поступает в консерваторию. Параллельно она присоединяется к народной милиции, изучает историю и философию, а затем погружается в религию. Духовность для неё становится одним из лейтмотивов. В дневнике она пишет: «Я знаю лишь один путь к Богу — через искусство».
Вместе с Владимиром Софроницким Мария Юдина становится последней обладательницей почётного звания «Лауреат Петербургской консерватории». Как известно, по завещанию Антона Рубинштейна лучшего выпускника награждали роялем. В 1921 году художественный совет так и не смог выбрать лучшего из двух кандидатов, и обоих пианистов наградили — правда, лишь на бумаге. На следующий год традицию решили отменить.
Окончив консерваторию, молодая девушка становится преподавателем в альма-матер. Она впервые выступает с оркестром в Петроградской филармонии, и с тех пор концерты становятся для неё неотъемлемой частью жизни. Студенты обожают Юдину. Пианистка появляется за роялем в длинных чёрных платьях с крестом на груди, ходят слухи, что она носит вериги, её исполнение никого не оставляет равнодушным. Приверженность к религии становится одним из поводов к увольнению, но вскоре Юдину приглашают в Московскую консерваторию.
Узнаваемый стиль и масштаб творческого дарования выделяют Марию Юдину среди других пианистов. Её концертные исполнения зачастую не укладываются в привычные рамки. Смелое и свежее прочтение, своеобразные интерпретации — благодаря им её уже при жизни называют одной из лучших исполнительниц музыки Мусоргского, Шостаковича и Баха. Она с любовью играет запрещённые в то время сочинения Игоря Стравинского, знакомит советского слушателя со многими западными композиторами. Юдина становится первой в Советском Союзе исполнительницей сочинений Кароля Шимановского, Пауля Хиндемита и Франка Мартена. Во время концертов она часто читает стихи поэтов-современников, делится размышлениями о духовности и искусстве.
«Слушание музыки не есть удовольствие, — говорила Мария Вениаминовна. — Оно является ответом на грандиозный труд композитора и чрезвычайно ответственный труд художника-исполнителя. Слушание музыки — это познавательный процесс высокого уровня». Что бы она ни играла, её исполнение всегда наполняло особой, свежей энергией даже хорошо известные мелодии.
Марию Юдину справедливо называют человеком Возрождения. Она вошла в историю как гениальный музыкант, человек широчайших знаний и интересов, как уникальная личность со сложным мировоззрением. Она смело отстаивала свои взгляды, с упоением играла для любой публики и щедро раздавала свои гонорары нуждающимся.
До конца своих дней Мария Юдина хранила тёплую дружбу со своими учениками, для многих работа с ней стала поворотным моментом в творческой жизни. После её ухода в ноябре 1970 года, подруга великой пианистки, Екатерина Крашенникова, написала: «Говорят, беспросветные были годы. Какие же „беспросветные“, когда жили и творили в них такие светочи, как Мария Вениаминовна?»
Текст: Анна Чичагова

Факты:

  1. Шестилетняя Маша Юдина стала единственной ученицей Фриды Левинсон. Блестящая пианистка, которая училась у Антона Рубинштейна, увидела в девочке такой талант, что сделала исключение из своего правила никогда не брать учеников;
  2. Вместе с Владимиром Софроницким Мария Юдина стала последней обладательницей почётного звания «Лауреат Петербургской консерватории». По завещанию Антона Рубинштейна лучшего выпускника награждали роялем. В 1921 году художественный совет так и не смог выбрать лучшего из двух кандидатов, и обоих пианистов наградили — правда, лишь на бумаге. На следующий год традицию решили отменить;
  3. Мария Юдина была глубоко верующим человеком. Свои гонорары она раздавала нуждающимся, премии отправляла на поддержание храмов, а на концертах часто появлялась в длинном чёрном платье с крестом на груди. За приверженность к религии в 1920-х её уволили из Петербургской консерватории;
  4. У пианистки был очень широкий круг интересов. Она прекрасно знала историю, обладала литературным даром, вела переписку с философами и поэтами. Часто после концертов Юдина устраивала лекции по истории искусства или просто читала стихи. Однажды ей на пять лет запретили выступать за прочтение со сцены отрывка «Доктора Живаго» Бориса Пастернака;
  5. Для советского слушателя Мария Юдина стала первой исполнительницей музыки многих современных европейских композиторов. Именно она познакомила публику с творчеством Кароля Шимановского, Пауля Хиндемита, Франка Мартена и Оливье Мессиана.