Штокхаузен Карлхайнц

22.08.1928 – 05.12.2007

Композитор, теоретик, «Вагнер 2.0» и «крёстный отец» немецкой электронной музыки

Теории юный Карлхайнц посвятил немало времени. В 1951-м с отличием оканчивает Кёльнскую высшую школу музыки. Параллельно изучает философию, филологию и музыковедение в Кёльнском университете. Берёт уроки композиции у Франка Мартена, учится на Дармштадских курсах современной музыки, затем в Париже под руководством Оливье Мессиана изучает музыкальный анализ и эстетику. Проходит курс фонетики, теории информации и коммуникативных исследований в Боннском университете. В это время Карлхайнц начинает эксперименты с электронной музыкой. Скрещивает её с традиционным оркестровым звучанием. Ищет новые формы записи партитур.
В 1953 году Штокхаузен работает в Студии электронной музыки Кёльнского радио, которую возглавит через 10 лет. Пишет об электронной музыке на страницах журнала «Die Reihe». В1971 году становится профессором Кёльнской высшей музыкальный школы.
Если бы вы сказали Штокхаузену, что его музыка странная и пугающая, то он с большой вероятностью наградил бы вас крепким словцом. Уже будучи признанным композитором, Карлхайнц давал интервью британскому журналу «Wire». На вопрос о том, что мешало музыканту творить в университете, Штокхаузен ответил, что раздражали «тупые консервативные профессора».
Впрочем, Штокхаузена можно понять. Всю жизнь его критиковали, музыку называли бездушной и математической. Дразнили «современным Вагнером», а порой обзывали шарлатаном. Однажды оркестр вовсе отказался исполнять новое произведение композитора. На премьере музыканты вышли в масках обезьян, а в руках держали плакаты с надписью «Зоопарк Штокхаузена». Но сочинение всё же прозвучало. Правда, вместо четырёх часов отыграли всего один.
Композитор всегда стремился создать то, что до него никто не мог не только исполнить, но даже вообразить. Карлхайнц изучает этнические инструменты Азии, записывает их звуки, а затем экспериментирует с ними. Из чего состоит звук, что такое звук как явление и в чём природа звука — эти вопросы занимали композитора всю жизнь.
О музыке Карлхайнц Штокхаузен говорил так:
«Музыка — продукт наивысшего человеческого сознания и высших чувств, чувств слушателей, их воображения и интуиции. И как только музыку начинают создавать для окружающего пространства или для каких-то прикладных целей, музыка становится проституткой, этого нельзя допускать. Нельзя следовать спросу или коммерческим требованиям. Продажа музыки — это ужасно».
Сегодня Штокхаузен признан одним из лидеров Новой музыки. О влиянии творчества Штокхаузена говорили и прославленные джаз-роковые музыканты — Майлз Дэвис, Чарльз Мингус, Фрэнк Заппа, Рик Райт и Роджер Уотерс из Pink Floyd.
Карлхайнц Штокхаузен пишет:
«Я родился на переломе эпох, на переходе от ситуации развлечения к новой ситуации исследования. Я хочу исследовать новые звуковые пространства и новое движение звука. Но многие не верят, что у произведений Штокхаузена есть будущее. Меня считают окаменевшим птеродактилем. Они (слушатели) хотят экономически и эстетически эксплуатировать трёхсот-четырёхсотлетнее наследие».
Текст: Никита Курочко