Бах Иоганн Себастьян

31.03.1685 – 28.07.1750
  • Германия

Композитор № 1

Среди величайших композиторов всех времен и народов он, безусловно, первый. И даже не первый среди равных, а абсолютно первый. Именно с него начинается отсчет самого лучшего и значительного, что создано человечеством в области музыки едва ли не за целую тысячу лет, хотя после его смерти прошло уже более двух с половиной столетий. Он обобщил и завершил то, что веками создавали до него многие поколения музыкантов Австрии, Германии, Франции, Италии и других стран Европы, и открыл тем самым дорогу новому, современному этапу в развитии музыкального искусства, идущему от венского классицизма вплоть до наших дней.
Даже сам день его рождения, 21 марта, стал первым в жизни еще целого ряда выдающихся музыкантов ‑ Мусоргского, Вертинского, Утесова, Отса, а имя Баха неразрывно связано со многими важнейшими жанрами и направлениями музыкального искусства. Например, понятие «органная музыка» в первую очередь ассоциируется исключительно с ним, хотя для «короля инструментов» писали сотни композиторов до и после него. То же самое относится к хоровым церковным произведениям — мессам, ораториям, кантатам. Говоря о них, мы прежде всего представляем именно баховские «Страсти по Матфею», мессу си минор и Рождественскую ораторию, и лишь потом вспоминаем аналогичные произведения других знаменитых авторов ‑ Гайдна, Моцарта, Бетховена и других. Наконец, термин «полифония» вообще невозможно представить без Иоганна Себастьяна. То есть, переиначивая поэта, «мы говорим полифония — подразумеваем Бах» и наоборот. Хотя, опять же, писать и исполнять фуги и каноны приходилось абсолютно всем, кто когда-либо учился музыке. Таково гигантское и всеобъемлющее место «лейпцигского кантора» в мировом музыкальном процессе.
Для него, как и для большинства его коллег, музыка была своеобразным ремеслом, которому обучали с детства и которое являлось лишь способом пропитания, зарабатывания средств на жизнь, как для пекаря — выпечка булок, а для сапожника — шитье ботинок. И Бах, как и вся его многочисленная родня, скитался по городам и весям в поисках хлеба насущного, пока не находил более-менее приемлемого, подходящего пристанища. Всего за свою жизнь он сменил 7 мест проживания и в родной Тюрингии, и в соседних немецких землях — Айзенах, Ордруф, Люнебург, Веймар, Мюльхаузен, Кетен, и, наконец, Лейпциг, но на самом деле попыток сменить адрес у него было гораздо больше. Понятно, что в таких средневеково-феодальных условиях цехового труда думать о каком-либо высоком искусстве удавалось далеко не всегда. И все же он искал, отбирал, запоминал, слушал, используя все новое и интересное, что ему удавалось найти. Так в его творческом «котле» переплавились самые разные источники — от французских клавирных пьес Рамо и Куперена до итальянских инструментальных концертов Вивальди и Корелли, которые он переписывал по ночам тайком от брата. Но самые главные истоки его музыки — немецкий протестантский хорал и творения крупнейших органистов Германии того времени — Пахельбеля, Бема, Фробергера, Букстехуде и других, на концерты которых он вынужден был ходить пешком порой за сотни километров.
Вершиной и финальной точкой в карьере Баха стал Лейпциг, столица Саксонии и самый значимый город в его биографии. В местной церкви Святого Томаса (Фомы) он проработал большую часть своей жизни — последние 27 лет, за что и получил прозвище «лейпцигский кантор». В этот период созданы самые значительные произведения композитора — большинство кантат, в том числе «Кофейная», Высокая месса, Хорошо темперированный клавир (2-й том), партиты, Гольдберг-вариации, Музыкальное приношение, Искусство фуги и другие. Последнее сочинение он не успел закончить, о чем свидетельствует надпись, сделанная в рукописи его сыном.
Всего у Баха было 20 детей, из которых четверо продолжили профессию отца. Но на них этот славный музыкальный род, существовавший более полутора веков, к сожалению, прервался. Однако, творения Баха продолжают звучать по сей день, и не только на земле. Некоторые из них, записанные на диск, отправились в космос на американском корабле «Вояджер» в 1977 году и сейчас бороздят просторы Вселенной.
Текст — Анатолий Лысенков.