Партитура жизни: Мусоргский

Он намного опередил своё время, порвал шаблоны и задал стандарты новой красоты. И что за это услышал от журналистов и друзей? Идиот и неуч. Действительно, композитор не кончал консерваторий, учебников не читал. По заветам «Могучей кучки», он охранял свой талант.
Модест Петрович Мусоргский. Для современников — аутсайдер, для потомков — пророк.
Автор Ольга Сирота
Текст читает Андрей Ноздреватых
Звукорежиссёр Андрей Леонтьев

Выходит

  • По будням в 04:10
  • По выходным в 11:10
Партитура жизни: Мусоргский

Табула девятая. Кулак русской музыки

Три офицера + доктор + математик = «Могучая кучка». Участники легендарного кружка 19 века смотрят на нас с портретов седыми и суровыми бородачами. А ведь когда «кучковались», были молодые и весёлые и не претендовали на место в истории.

Табула восьмая. Нерадивый надворный советник

Помните, у Высоцкого: «Я слёзы лью и охаю. Попал в чужую колею глубокую». Чтобы выбраться, нужно всё сломать и начать заново.

Табула седьмая. Жизнь — родине, честь — никому

Октябрь 1852 года, Санкт-Петербург, Школа гвардейских подпрапорщиков и юнкеров. На плацу, под звуки Петровского марша первокурсники принимают присягу: «Обязуюсь и клянусь Всемогущим Богом защищать Веру, Царя и Отечество до последней капли крови». Среди юных курсантов — Модинька Мусоргский, ему 13.

Табула шестая. Смертельное притяжение

Старые города, как люди. У них есть своё лицо, характер, история и какая-то особая магия. Она с такой силой притягивает поэтические натуры, что порою это притяжение становится смертельным.

Табула пятая. Святая

Почерневшие от сырости камни ограды, бетонная плитка, заросшая травой, высокий крест на фоне сорняков и заброшенных могил. А ведь когда-то на этом месте, на высоком берегу Жижицкого озера, что в 10 минутах ходьбы от псковского поместья Наумово, был родовой склеп владельцев усадьбы.

Табула четвёртая. На благо россиянам

Маленький мальчик живёт в псковской глуши, в деревне, на берегу большого озера. Слушает, как плещутся волны, шуршат камыши, а в январские морозы трещит лёд. Зимой колядует вместе с крестьянской детворой, летом ловит рыбу неводом. А в отчем доме с белыми колоннами его ждёт любимый рояль. Странная жизнь, но Модинька Мусоргский другой просто не знает.

Табула третья. Как корабль назовёшь, так он и поплывёт

1989 год, Москва, Большой театр. На главной сцене страны торжественно отмечают юбилей Мусоргского. Полтора века — это солидная дата. Ничто не предвещает «беды», но она придёт, откуда не ждали.

Табула вторая. Место силы

Кристально чистая вода сверху кажется зеркалом, острова похожи на крылья бабочки, узкие песчаные плёсы — на россыпи золотинок, а боры из прибалтийской сосны — на ажурные кружева. Вот такая она, легендарная Псковщина, малая родина и место силы Модеста Мусоргского!

Православный крестик

Модест Петрович Мусоргский, для современников — аутсайдер, для потомков — пророк. Он намного опередил своё время, порвал шаблоны и задал стандарты новой красоты.