«Автомедоны наши бойки…»

  • 7 июля 2024
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
«Автомедоны наши бойки, Неутомимы наши тройки…» Птицы-тройки нам знакомы. А что за Автомедоны?
Автомедон (или Автомедонт) родом из Древней Греции. Был он возницей боевой колесницы Ахилла. Не только держал поводья, но и сам был искусным воином, умевшим лавировать на поле брани — чтобы найти меж стрел врага путь к победе и остаться живым. Его имя было для Пушкина, прекрасно знавшего античную историю, символом ловкости, находчивости и смелости.
Об Автомедонах, возницах, Пушкин вспоминает в «Евгении Онегине»: провожая в Москву семейство Лариных и рассуждая о преимуществах пути на почтовых. В этом иносказании принято видеть иронию. Но так ли уж Пушкин ироничен?
«Автомедоны наши бойки…»
Вспомним: до этого досталось от поэта и ямским станциям, и колеям и рвам отеческой земли. Надеяться путникам можно было на то, что дорога высохнет или подмерзнет, или… уповать на мастерство возниц. И в этом контексте Автомедон — это уже герой, который ведет битву с распутицей и кочками — и чаще выигрывает. Пушкин мог и не смеяться над извозчиками, а с улыбкой отмечать их мастерство: ведь в «Арапе Петра Великого» «ямщики, не смотря на дурную дорогу, везли Ганнибала с быстротою ветра».
Пушкин был не первым, кто поставил Автомедона рядом с другим возницей: веком раньше, в басне Михаила Муравьева вождь коней Автомедонт не так собой гордился, как «с козел высоты» кучер, который в конце концов с коня и упал. Вот тут — ирония так ирония. Иронию вложит в уста поэта и Тынянов — в романе «Пушкин», упомянув никчемного «чухонского автомедонта», который не мог решить ни одной проблемы своего седока.
А вот у Пушкина, похоже, иронии не было. Ну если только чуть-чуть.

Последние выпуски программы

Амфитрион веселый, Вещун пермесских дев, Песельник с гудком: «маски» ближнего круга Пушкина

Пушкин любил давать прозвища друзьям: началось все с лицейской забавы, потом вошло в привычку. А читателю интересно, кого и как зовут, а главное — почему. Ну что же, снимем несколько масок.

Бранился ли бранный певец?

«Да снова стройный Глас героям в честь прольется, И струны трепетны посыплют огнь в сердца, И Ратник молодой вскипит и содрогнется При звуках бранного певца…» Что за «бранный певец»? — подумает не слишком просвещенный читатель. Не Барков ли? Уж он-то бранился! О Баркове, этом «удалом наезднике Пегаса», Пушкин писал.

Аонида, Минерва, Агамемнон… «Титулы» русский царей в пушкинских иносказаниях

Если сказать, что Россией правили Аонида, Минерва, Агамемнон, это будет похоже на бред сумасшедшего. Меж тем Пушкин позволил им занять русский трон, употребив их имена иносказательно.