Табула четвёртая. Родовое древо

  • 22 мая 2024
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
«Брось эту блажную мысль. Не женись. Нельзя надеяться на женскую верность», — вразумляет ловелас Корсаков своего темнокожего друга Ибрагима. Разговор происходит на страницах романа Пушкина «Арап Петра Великого», но за героями стоят вполне реальные люди: прапрадед композитора Римского-Корсакова и прадед поэта, Ганнибал. Один у Пушкина — полное собрание пороков, а другой — добродетелей, хотя не арап, а русский дворянин основал морскую династию, в которой было немало контр-адмиралов, и он — первый.
Его звали Воин. Имя непривычное для нашего слуха, а у Римских-Корсаковых оно стало традицией. Двойная фамилия появилась, чтобы отличаться от других ветвей могучего родовогодрева. Они, мол, не просто с Корсики или из Литвы. Но по пути в Московию XIV века надолго приземлились в Чехии, а та входила в состав Священной Римской империи.
Табула четвёртая. Родовое древо
Тихвин, который в двух сотнях вёрст от Петербурга, выбрал дед композитора: лихой офицер, «весельчак, едун и любодей». Славился своими загулами, и во время одного из них взял, да и украл дочку священника из соседней губернии. Когда нажил шестерых внебрачных сыновей, опомнился и выхлопотал им права законных наследников. Старшему Андрею на тот момент было уже 17.
Он пошёл не в папеньку: мягкий, добрый, скромный, порядочный, книгочей и домосед. Его формулярный список впечатляет: тут и Коллегия юстиции, и пара министерств, и должности вице-премьеров в губерниях. В итоге — чин действительного статского советника, звание генерал-майор и… маленькая пенсия. Как и сейчас, она зависела от стажа, а у него в минусе две отставки, отпуск на 5 лет и увольнение сразу после золотого юбилея. К этому времени уже ничего не осталось от имений, полученных в наследство. Об этом сын Ника напишет сухо и без эмоций: «Обобрали друзья»!
Но папеньку не остановить. Он продолжает творить добро и отпускает на волю дворовых крестьян, которые прислуживают в родовом доме в Тихвине: «освободив всех, мы остались при наёмной прислуге из них же, наших бывших крепостных», пьющих горькую. Что стоит за бесстрастными строчками из «Летописи музыкальной жизни», восхищение? Не похоже.
Отца не станет в 78 лет. Нике — 18, и он — выпускник Морского кадетского училища в Петербурге. Приедет на похороны и больше никогда не вернётся на могилу того, кто подарил ему жизнь, красивую фамилию и сопричастность к знаменитому роду.

Последние выпуски программы

Табула одиннадцатая. «Золотая рыбка»

Как же ему повезло! Встретить не чеховскую даму с собачкой, озабоченную поисками любви, а пушкинскую Татьяну, с её кодексом преданности. Знакомьтесь: Наденька Пургольд, идеальная жена Римского-Корсакова, которую он называл «золотой рыбкой».

Табула десятая. Обнуление

«От любви до ненависти один шаг», — гласит народная мудрость. Но в этой истории учителя и его любимого ученика шаг растянется почти на 30 лет: на концерте учитель откажется пожать руку, протянутую учеником, а тот в своей «Летописи музыкальной жизни» обнулит почти все заслуги учителя.

Табула девятая. Шаг навстречу

Декабрь 1865 года. Петербург в ожидании праздников: газовые подсветки в виде звёзд и монограмм дома Романовых, тройки с бубенцами, ледяные горки и конфетно-пряничные ёлки в окнах. По Невскому, рассекая лениво фланирующую толпу, идёт высокий, стройный красавец.