Речь бога морских глубин

  • 13 сентября 2023
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Именно с «речью» раковины Тритона, пугающей врагов, подавляющей их волю к сопротивлению, иногда сравнивали музыкальные критики ХIХ века голос деревянного духового инструмента фагота. Хотя это более справедливо по отношению к его далёкому предку бомбарде. Она хрипела, вселяла дрожь, ревела почти как её артиллерийские «сестрички», осыпающие ядрами врагов.
Современного нам потомка бомбарды давно держит в руках солист Симфонического оркестра радио «Орфей», фаготист Михаил Нарциссов.
Речь бога морских глубин
Михаил Нарциссов: Первое упоминание о фаготе можно найти в конце 16-го века. И само название появилось в Италии. Фагот — это вязанка дров в переводе с итальянского, потому что разобранный фагот в чехле действительно выглядит как такая вязаночка дров. Какого-то универсального инструмента не существовало, потому что не было фабрик. И поэтому каждый мастер делал свой инструмент.
Дело изменилось в первой половине ХIX века, когда совершенствованием и изготовлением фаготов занялись Карл Альменредер и Иоганн Геккель, основавшие в немецком городе Бибрих фабрику по производству деревянных духовых инструментов. Именно их модель была принята за основу. Хотя давнее франко-германское противостояние, похоже, сказалось и здесь, когда французы решили изобрести свой «родной» фагот.
Михаил Нарциссов: Немецкие и французские фаготы очень сильно отличаются, потому что у немецкого фагота сбалансированный регистр, то есть он хорошо звучит внизу, он хорошо звучит вверху, он хорошо звучит в среднем регистре. А вот у французского фагота очень хорошо звучит верхний регистр, он более удобный технически. Но за счёт этого удобства теряется весь тембр нижнего регистра.
Так что французский фагот за пределы «ла бель Франс» так и не вышел, победила равность звука в нижних и в верхних октавах, которой обладает его немецкий собрат.
Внешне фагот похож на согнутую трубку, и представляет собой сочетание тёмного дерева и металлических деталей. Но не всякий наш современник способен представить его облик своему мысленному взору. И правда, по популярности фагот уступает многим музыкальным инструментам.
Речь бога морских глубин
Михаил Нарциссов: Когда меня спрашивают, на чем ты играешь, и я отвечаю — фагот, то обычно вижу такое задумчивое лицо. Человек пытается показать, что он, конечно, понял, что это такое, хотя по этому лицу просто можно сразу сказать, что он вообще не имеет понятия, что это такое. И тогда я быстренько, чтобы как-то сгладить этот неловкий момент, отвечаю, что это такое бревно в конце оркестра.
Фагот действительно инструмент габаритный. Если развернуть его трубку, то её длина превысит два с половиной метра. И вес у него немалый, около трёх килограммов, так что играть на нём без специальной системы подвесок, или «сбруи», как называют её музыканты, практически невозможно. Но это «брёвнышко» способно быть очень «вёртким» в музыке. Об этом прекрасно знают композиторы. И хотя фагот — инструмент оркестровый, не такой универсальный как, скажем, фортепиано, но без него многие сонаты и симфонии именитых авторов просто не имеют права на существование.

Последние выпуски программы

Царствовать, но не править

В новейшей истории про британского суверена нередко говорят: «он царствует, но не правит» (reins but does not rule). В целом, это общепринятая формула, характеризующая положение государя или государыни в ограниченных монархиях. Рояль — инструмент королевский. И, пожалуй, не будет преувеличением сказать, что в составе оркестра у него сходная роль.

Он играет, как умеет

Фраза известная — «Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет». Говорят, что такие таблички нередко висели в салунах Дикого Запада. Призыв в целом правильный и гуманный, вопросов не вызывает. Но бывает такое, что хочется спросить: а как он играет и как умеет?

Громко, тихо, но отчаянно здорово

Фортепиано — это два итальянских слова: forte (громко) и piano (тихо). А ещё это рояль, пианино и целый океан музыки, который человеку не переплыть, не переиграть за всю свою жизнь.