Туба — и точка!

  • 13 сентября 2023
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Тубу, в основном, причисляют к оркестровым и ансамблевым инструментам. И она завершает общую музыкальную картину произведения, превращает её в настоящий шедевр, подтверждая русскую пословицу «конец — делу венец». Такой мастерский «штрих» нередко приходится наносить на музыкальное полотно артисту Симфонического оркестра радио «Орфей» Рамилю Мардалимову.
Рамиль Мардалимов: Композиторы используют духовиков как краску, для взрыва эмоций, кульминацию показать, как у Чайковского в Шестой симфонии в последней части, где хорал тромбонов с тубой заканчивает всё практически, всё переживание, которое до этого было. То есть это свершилось, и это как бы последнее слово к тому, что произошло.
Звук тубы мощный. И её последнее слово звучит окончательно и бесповоротно, как приговор, который обжалованию не подлежит.
Рамиль Мардалимов: Этот звук нижний достаточно капризный. Это последняя нота, используемая на тубе. Благодаря этому звуку некоторые композиторы и пригласили тубу в оркестр. Никто другой не может. Только пятиструнный контрабас, но он звучит тише. Это недостаточно для большого зала. А туба может перекрыть.
Много знаменитых композиторов использовали тубу в своих произведениях — это и симфонии Дмитрия Шостаковича, и балет «Петрушка» Игоря Стравинского, и «Гоголь-сюита» Альфреда Шнитке, и «Симфонические метаморфозы» Пауля Хиндемита. И все они старались найти новые грани этого сурово звучащего музыкального инструмента.
Туба — и точка!
Рамиль Мардалимов: У тубы есть много сольных мест, где она как бы заканчивает фразу. Вот как в Первой симфонии Шостаковича. Он вообще очень много написал для тубы. У Малера очень много симфоний, где он использует тембр тубы для передачи, наверное, своего настроения, отношения к жизни.
Расход воздуха на тубе огромен, иногда исполнителю приходится брать дыхание на каждом звуке. И сольные партии под этот инструмент обычно пишутся небольшие. Но есть и тубисты-виртуозы.
Рамиль Мардалимов: Есть такой норвежский тубист Бадсвик. Он, правда, играет на маленькой тубе. Но он такое вытворяет — это просто какое-то сумасшествие то, что он творит на этом сольном инструменте.
Почти 150 лет туба является бессменным участником жизни симфонических и духовых оркестров. Она по праву прочно заняла почётное место и никому уступать его не собирается. Она солидна, весома и часто обладает «решающим голосом».

Последние выпуски программы

Царствовать, но не править

В новейшей истории про британского суверена нередко говорят: «он царствует, но не правит» (reins but does not rule). В целом, это общепринятая формула, характеризующая положение государя или государыни в ограниченных монархиях. Рояль — инструмент королевский. И, пожалуй, не будет преувеличением сказать, что в составе оркестра у него сходная роль.

Он играет, как умеет

Фраза известная — «Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет». Говорят, что такие таблички нередко висели в салунах Дикого Запада. Призыв в целом правильный и гуманный, вопросов не вызывает. Но бывает такое, что хочется спросить: а как он играет и как умеет?

Громко, тихо, но отчаянно здорово

Фортепиано — это два итальянских слова: forte (громко) и piano (тихо). А ещё это рояль, пианино и целый океан музыки, который человеку не переплыть, не переиграть за всю свою жизнь.