Табула пятая. Святая

  • 24 мая 2024
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Почерневшие от сырости камни ограды, бетонная плитка, заросшая травой, высокий крест на фоне сорняков и заброшенных могил. А ведь когда-то на этом месте, на высоком берегу Жижицкого озера, что в 10 минутах ходьбы от псковского поместья Наумово, был родовой склеп владельцев усадьбы. Но в середине прошлого века его разобрали на кирпичи. В этом склепе весной 1865 года похоронили Юлию Ивановну Мусоргскую, женщину, которая мужу подарила сына Модиньку, а миру — гения.
Что мы знаем о ней? Не сохранилось ни портрета, ни фотографии, даже дата рождения вызывает вопросы. Спохватились спустя полвека после её смерти, но было уже поздно — ни документов нет, ни живых свидетелей. Доподлинно известно одно: в браке она родила четверых сыновей, выжили двое — Филарет и Модест. Старшего в семье почему-то называли Евгением, у младшего, по слухам, тоже было второе имя — Николя. Эта странность не даёт покоя исследователям до сих пор, и она не единственная.
Табула пятая. Святая
Мать композитора принадлежала к роду Чириковых, который прославил отечество ратными победами. Будущего мужа знала с детства. Знала, что он дворянин по линии отца и крепостной крестьянин по матери. Что фамилию Мусоргский носит не так давно, а до этого был Богдановым (так называли бастардов). Что не богат, но и не беден, и к венчанию статус дворянина еще не получил. Любовь или воля батюшки стоят за этим браком? Романтичная, восторженная барышня, которая говорила по-немецки и по-французски, писала стихи, играла на рояле, как она общалась со своей свекровью? Та ведь была простой крестьянкой.
Ответа нет, но факт остаётся фактом: женщины жили дружно. «Святая», — говорил о своей матери композитор. Он вспоминал, что именно она учила его музыке, издала первые сочинения. В Петербурге купила сыну рояль «Беккер», самый дорогой в то время, и оплачивала уроки с Балакиревым. Поселилась в столице, ведь Модю нужно контролировать (с юности он увлекался Бахусом). Она знала всех его друзей, устраивала для них вечера, поила и кормила. Пуповину между сыном и матерью разорвала смерть, и появилась колыбельная «Спи, усни, крестьянский сын». Это не тёплые воспоминания о дорогом человеке. Это страшная боль, которая с того времени навсегда поселилась в сердце Мусоргского

Последние выпуски программы

Табула одиннадцатая. Портрет на фоне мифа

На картине изображён грузный неопрятный человек. В нём отталкивает всё: помятый халат, опухшее лицо, красный нос картошкой, спутанная борода и волосы, которые давно не видели расчёски. Но вот глаза… огромные, прозрачные, как стекло, и по ту сторону плещется то ли боль, то ли безумие.

Табула десятая. Заповедник национальной музыки

Канал Грибоедова. Когда-то Кривуша, а сейчас — «туманная душа» Питера. Там каждый дом — история, и порой она скрывается под очень скромным фасадом.

Табула девятая. Кулак русской музыки

Три офицера + доктор + математик = «Могучая кучка». Участники легендарного кружка 19 века смотрят на нас с портретов седыми и суровыми бородачами. А ведь когда «кучковались», были молодые и весёлые и не претендовали на место в истории.