Николай Гоголь: сначала литература, а затем кулинария

  • 11 июля 2022
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
«Третьего числа, часа за два до обеда, вдруг прибегает к нам Гоголь, вытаскивает из карманов макароны, сыр пармезан и даже сливочное масло и просит, чтоб призвали повара и растолковали ему, как сварить макароны…», — так вспоминал Сергей Аксаков. О любви Николая Васильевича Гоголя к итальянским макаронам в России ходили легенды — дескать, после возвращения с Аппенинского полуострова он кроме них есть ничего не может. Так полюбил Италию — как вторую родину! А Рим ему, якобы, милее Петербурга и Москвы.
А Николай Васильевич просто хотел научить своих русских друзей и знакомых варить макароны так, как предпочитают итальянцы –«аль денте». И потому в тот день, проведенный у Аксаковых, Гоголь велел повару подать макароны немного недоваренными. И затем сам принялся готовить: «Стоя на ногах перед миской, он засучил обшлага и с торопливостью, и в то же время с аккуратностью, положил сначала множество масла и двумя соусными ложками принялся мешать макароны, потом положил соли, потом перцу и, наконец, сыр и продолжал долго мешать».
Очевидцы были удивлены: великий писатель на их глазах перевоплотился в повара, да еще какого! Ведь итальянские кулинары еще и большие артисты, процесс приготовления блюд у них сродни концертному номеру, который можно показывать со сцены. Нельзя сказать, что участники того обеда по достоинству оценили приготовленные Николаем Васильевичем макароны: кому-то они показались жестковатыми, кому-то слишком острыми. В восторге был лишь один Гоголь — он вновь будто на полчаса оказался в любимой Италии.
У кого бы из друзей ни гостил писатель, всех он пытался пристрастить к макаронам. И почти всегда готовил их сам, никому не доверяя. Вот и сын историка Михаила Погодина запомнил, как Гоголь, бывало, требует себе большую миску и, с искусством истинного гастронома, начинает «перебирать по макаронке». А затем «опустит в дымящуюся миску сливочного масла, тертого сыру, перетрясет все вместе и, открыв крышку, с какой-то особенно веселой улыбкой, обведя глазами всех сидящих за столом, воскликнет: „Ну, теперь ратуйте, люди“. Что можно перевести сегодня не иначе как „Давайте помогайте есть макароны!“. А еще великий русский писатель любил вязать на спицах. Но это уже другая история.

Последние выпуски программы

  • 17 июля 2022

Жюль Верн: путешествие длиной во всю жизнь

Главной страстью Жюля Верна были морские путешествия, вот почему и книги его можно расценивать не только как приключенческие романы, но и как путеводители по странам и континентам, наполненные интереснейшими подробностями и ценными научными наблюдениями.

  • 15 июля 2022

Виктор Гюго — художник на кофейной гуще

Если бы французский писатель Виктор Гюго не написал свои великие романы «Собор Парижской Богоматери», «Труженики моря», «Отверженные», «Человек, который смеётся», то наверняка стал бы выдающимся художником, что признавали его друзья-живописцы.