Гайдн и деньги

  • 17 августа 2020
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Йозеф Гайдн был родом из простой семьи. Сыну каретного мастера приходилось с раннего детства беспокоиться о заработке. Первые самостоятельные гроши появились у него восьми лет от роду, когда он стал певчим в капелле венского собора Святого Стефана. С возрастом голос начал ломаться — хор пришлось оставить. Гайдн голодал и зачастую не имел крыши над головой. Юношеское безденежье сделало из композитора практичного человека: он пожертвовал творческой свободой ради того, чтобы в семье был достаток.
Финансовая успокоенность пришла к Гайдну после того, как он начал служить капельмейстером при дворе венгерских правителей — князей Эстерхази. В его обязанности входило сочинение музыки, руководство оркестром, постановка опер и музицирование перед монархом. Помимо подобающего оклада, капельмейстеру полагалось продовольствие, свечи и вино. Взамен все сочинения объявлялись собственностью семьи Эстерхази.
Лишь в 1779 году — Гайдну тогда было 47 лет — его контракт был пересмотрен: теперь композитор мог писать для других и продавать работы издателям. А это означало дополнительный заработок. Предприимчивый маэстро быстро смекнул, что надписанные партитуры ценятся гораздо выше обычных сочинений. К примеру, «Парижские симфонии» он посвятил прусскому монарху, за что получил внушительный бриллиантовый перстень, который с гордостью носил, когда творил. Бывало, композитор хитрил и отдавал свои творения сразу в несколько издательств. А бывало, что музыку Гайдна тиражировали без его ведома. В любом случае маэстро был чрезвычайно горд тем, что на нотах стояло его имя.
В расцвете жизни популярность сделала Гайдна весьма дорогостоящим преподавателем. Иной раз за один урок он запрашивал столько, сколько зарабатывал при дворе князей Эстерхази за год. И многие были готовы оплатить хотя бы одно занятие, чтобы похвастать: «Я учился у знаменитого Гайдна!» Достоверно известно, что именитый импресарио Иоганн Саломон добился для Гайдна баснословного гонорара всего за один концерт в Лондоне. В современном исчислении маэстро получил около двухсот тысяч евро, что позволило ему купить пресимпатичнейший домик в окрестностях Вены.
Был у композитора и собственный банкир. Звали его Фрис. Недавно Фонд Йозефа Гайдна приобрёл часть их деловой переписки. В одном письме маэстро просит ссудить ему пятьсот гульденов. В качестве гарантии Гайдн адресует банкиру шутливую фразу: «Поверьте моему лицу». Никаких залогов и поручительств, лишь «поверьте моему лицу». Внешность свою Гайдн воспринимал с иронией: на лице его остались следы от перенесённой оспы. Тем временем благодарные потомки решили, что лицо это вполне достойно быть отлитым в золоте, и в 2004 году выпустили памятную монету достоинством в 50 евро с портретом композитора.
Йозеф Гайдн на банкноте Австрийского шиллинга 1950 года
Программа подготовлена по рассказам Вальтера Райхера, генерального директора Фонда Йозефа Гайдна в Айзенштадте.

Последние выпуски программы

  • 21 сентября 2020

Завещание Йозефа Гайдна

Много внимания Гайдн уделил тем, кто работал у него в доме. Примерно за шесть недель до кончины маэстро собрал слуг и в присутствии свидетелей ознакомил их со своим завещанием...

  • 20 сентября 2020

Гайдн. Последний концерт

Последний раз Гайдн появился на публике 27 марта 1808 года. В Большом зале Венского университета Общество любителей концертов закрывало сезон. Центром событий решили сделать ораторию «Сотворение мира»

  • 19 сентября 2020

Внешность Гайдна

Согласно описаниям Альберта Диса, биографа и современника Гайдна, «ростом маэстро был несколько ниже среднего. Ноги его казались слишком короткими по сравнению с верхней частью тела, что часто встречается среди невысоких людей обоего пола». Эта особенность фигуры Гайдна сильно бросалась в глаза...