Александр Рыжинский: «Академия Гнесиных обратит внимание на просветительские акции»

Дата публикации: 22 апреля 2020

Летняя сессия, экзамены выпускные и вступительные не за горами. О том, как сегодня живёт один из ведущих музыкальных вузов страны, журналист радио «Орфей» Андрей Ноздреватых поговорил с ректором Российской академии музыки имени Гнесиных Александром Рыжинским.
А. Ноздреватых: Александр Сергеевич, как проходит подготовка к вступительным экзаменам?
А. Рыжинский: 17 апреля было онлайн-совещание ректоров творческих вузов с представителем министерства культуры. К сожалению, по объективным причинам, оно прошло без участия представителя министерства науки и высшего образования. Тем не менее, под руководством замминистра культуры Ольги Сергеевны Яриловой мы смогли выработать несколько позиций, которые сейчас всех нас объединяют.
А. Ноздреватых: Что это за позиции?
А. Рыжинский: Мы договорились о возможных вариантах нашей приёмной кампании, выбор конкретного сценария будет зависеть от ситуации. Мы абсолютно едины в понимании того, что дистанционная приёмная кампания для нас очень нежелательна.
Дни открытых окон
А. Ноздреватых: Когда будет приниматься окончательное решение о формах вступительных экзаменов?
А. Рыжинский: Конкретные сроки зависят от того, как будет развиваться ситуация. То, что сейчас на сайтах вузов, включая сайт Академии имени Гнесиных, представлена информация для абитуриентов, это совершенно обычная, штатная ситуация. Единственное отличие этого года от предыдущих в том, что мы Дни открытых дверей проводим сейчас в онлайн-режиме, один из наших коллег назвал их «Дни открытых окон». Мы уже провели День открытых дверей для продюсеров, будут такие же для музыкальных менеджеров, исполнительских специальностей. Самую важную информацию — о сроках и формах приёма — мы дадим в обозримом будущем.
А. Ноздреватых: Как будет обстоять дело с приёмом иностранных студентов? У вас в Академии их много.
А. Рыжинский: Мы здесь тоже зависим от конкретных решений, которые примут министерство науки и высшего образования и министерство культуры. Могу сказать, что мы, конечно, планируем в этом году приём иностранцев. Сейчас мы ведём такую же дистанционную работу не только с российскими абитуриентами, но зарубежными.
современные технологии не могут передавать все нюансы живого звука
А. Ноздреватых: Как сегодня живёт Академия?
А. Рыжинский: Сложно. И это понятно. Несмотря на то, что в самом здании у нас непривычная тишина, занятия идут: читаются онлайн-лекции, идёт контроль домашней работы студентов. Мы, безусловно, стеснены онлайн-общением — к сожалению, современные технологии не могут передавать все нюансы живого звука. Однако мы можем видеть и слышать наших студентов, давать им установки о том, как нужно заниматься, к чему готовиться. Работа ведётся, но, конечно, очень тяжело как для студентов, так и для преподавателей. Для нас совершенно непривычная ситуация, и я очень надеюсь, что она не станет привычной. Мы относимся к ней как к чему-то вынужденному, временному.
А. Ноздреватых: Как будет проходить летняя сессия? Она уже совсем скоро.
А. Рыжинский: Мы обсуждаем различные пути, возможности. Сессия состоится, никакой отмены зачётов и экзаменов не предполагается. Мы проведём тестирование и письменные работы дистанционно по тем дисциплинам, по которым это возможно сделать онлайн. Экзамены по дисциплинам, требующим реального присутствия в аудитории или концертном зале, мы постараемся перенести на тот период, когда станет возможным очное взаимодействие. В крайнем случае, если очное взаимодействие будет невозможным, мы постараемся зачесть результаты текущей аттестации. Но это уже экстремальная мера. Пока мы надеемся на лучшее, что мы в этом учебном году ещё встретимся с нашими педагогами и студентами.
Ансамбль современной хоровой музыки «Altro coro». Руководитель Александр Рыжинский
А. Ноздреватых: Если говорить о крайней ситуации, то, наверное, с трудом, но всё же можно представить онлайн-госэкзамен у исполнителей-инструменталистов. Педагоги знают своих студентов. Кафедра может представить, на что способен тот или иной выпускник. И даже по записям можно как-то оценить исполнение. Как быть хоровикам, у которых выпускной курс — одна из немногих возможностей выйти к своему инструменту — хору — и поработать с ним?
А. Рыжинский: Для меня, как для хоровика, это вопрос особо важный. Я бы даже сказал, больной в какой-то степени. Понятно, что сейчас наши коллективы и в Академии, и в училище находятся в таких условиях репетиционной работы, когда она происходит в основном между хормейстером и певцом, когда можно проверить качество подготовки материала. Это тоже немаловажно, поскольку мы понимаем, что в случае нашего выхода в этом году на непосредственную, очную подготовку к экзаменам, у нас будет очень мало времени на встречи. И мы понимаем, что для настоящих репетиций у нас будет максимум две недели для того, чтобы мы могли показать работу качественно, не хуже чем в прошлые годы. В отношении государственных экзаменов у нас по-прежнему есть надежда. Мы их сейчас планируем на конец июня — начало июля, и надеемся, что сможем провести госэкзамены в этот период.
онлайн-концерты никогда не заменят реальное общение музыканта и аудитории
А. Ноздреватых: Сегодня филармонии и театры транслируют в интернете записи концертов и спектаклей. Сейчас нельзя проводить онлайн-трансляции живых концертов без публики. Но, возможно, в обозримом будущем онлайн-концерты без публики на какой-то период станут для музыкантов и аудитории единственной возможностью общаться. Как Вы относитесь к такому формату?
А. Рыжинский: Как мне представляется, онлайн-концерты — замечательная гуманитарная акция. Но это, мягко говоря, не совсем нормальная ситуация. Если у нас будет возможность, и я надеюсь на это, снова встретиться со зрителем в зале, мы обязательно используем эту возможность. Конечно, онлайн-концерты никогда не заменят реальное общение музыканта и аудитории. В этом отношении наша позиция такова: мы сегодня в большей степени работаем с просветительскими проектами.
Министерство культуры поддержало идею, которую высказал ректор ГИТИСа Григорий Анатольевич Заславский, мы её с Евгением Владимировичем Князевым, ректором Театрального института имени Щукина, поддержали. Речь идёт об организации онлайн-курсов повышения квалификации для тех, кто сейчас временно остаётся без работы, — актёров драматических и музыкальных театров. В апреле и мае будут проведены бесплатные онлайн-курсы повышения квалификации для этих профессионалов. Вот для таких проектов мы задействуем наши технологии передачи звука и изображения. Академия имени Гнесиных сейчас обратит внимание не столько на онлайн-концерты, сколько на просветительские акции. Наши замечательные артисты, являющиеся профессорами Академии, выступят в роли и исполнителей, и педагогов одновременно. Думаю, курсы повышения квалификации будут не единственным нашим проектом.
дистанционное обучение основным музыкальным профессиональным навыкам — это нечто абсолютно нереальное
А. Ноздреватых: Почти сразу после начала пандемии коронавируса началась пандемия домашних видеороликов. Под ранее записанные в студиях фонограммы музыканты ведущих коллективов мира у себя в квартирах изображают ансамблевое музицирование — играют на оркестровых инструментах, снимают это на телефоны, и после видеомонтажа выдают ролики за произведения искусства. Наряду с этим началась пандемия роликов, демонстрирующих нам онлайн-уроки в музыкальных школах. Как Вы относитесь к этому?
А. Рыжинский: Я не могу приветствовать такие акции. По роду своей деятельности в течение долгого времени мне нужно было неоднократно объяснять уважаемым чиновникам, в чём заключается специфика творческого образования. Я рассказывал про аудиторные занятия, про так называемые мелкогрупповые занятия, индивидуальные. И каждый раз я сталкивался с непониманием. В нынешней ситуации очень важно донести, что дистанционное обучение основным музыкальным профессиональным навыкам — это нечто абсолютно нереальное и не имеющее отношения к жизни. Эти ролики, на мой взгляд, оказывают негативное влияние, потому что убеждают людей, далёких от музыкального, театрального искусства в том, что такая бесконтактная работа возможна, и она позволяет получить хороший результат.
Когда я слушаю и смотрю эти видео, я понимаю, что между звуковой дорожкой и видеозаписью есть очень большая разница. Потому что одно дело, когда мы показываем, что мы живы и занимаемся творчеством, а другое — когда профессиональная запись, созданная с соблюдением всех студийных условий, выдаётся за продукт сегодняшних дней, когда мы находимся в самоизоляции. Это очень опасно. Мы все должны понимать, что качественная работа оркестра, инструментального, вокального ансамблей возможна только в ходе постоянных репетиций, репетиций контактных, аудиторных, очных. Не дистанционных.

Ранее по теме:

Ректор Российской академии музыки имени Гнесиных Александр Рыжинский: «Душа болит за приём».

Последние события

2 марта 2021

Дирижер-доставщик еды

Сингапурский дирижер Чия Амос не смог найти работу на родине и устроился доставщиком еды.

2 марта 2021

«Ауэр-квартет» в концертном зале Яани Кирик

«Ауэр-квартет» выступит 3 марта в концертном зале Яани Кирик. Четыре исполнительницы, четыре автора, четыре произведения — программа получила название «Концерт новой музыки для четырех».