Поль Гоген. «Женщина, держащая плод»

Дата публикации: 24 июля 2021

В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Он купил её и назвал Ноа Ноа — «благоухающая». «Золотистая кожа плеч и рук, два крепких бутона вздымались на её груди, волосы, густые, вьющиеся», — восхищался Гоген. Её имя — Техура — «дающая силы». И она вернула его к жизни. «Я забыл о мучениях, невзгодах, бедах. Я был юн как никогда. Я был влюблён и говорил ей о своих чувствах. Она смущённо улыбалась».
«Согласна ли ты поселиться в моей хижине?» — спросил её Гоген.
«Я стал работать, и мой дом превратился в обитель счастья. Я не замечал дней: они все были прекрасны».
Эта девушка — фея Таити, острова свободных чувств и любви, — очаровывала Гогена и пугала. Что происходит в её душе? О чём думает она, ласковая и послушная? О чём молчит, чего боится? «Её улыбка, насмешливая складка её рта, чувственного, нежного, предупреждала меня, что опасность грозит не ей, а мне».
Он работал торопливо, страстно.
«Я вложил в этот портрет всё, что моё сердце позволило увидеть глазами, а может быть, даже то, что глаза не увидели, — немеркнущее пламя некой сдержанной силы. Цветок гардении у неё за ухом будто прислушивается к аромату её тела, волос, губ».
Высокая молодая женщина с обнажённой грудью, таитянка кажется неподвижной. Она равнодушно спокойна и лукава. В руках плод, вернее, сосуд для воды из тыквы — тыквы, которая помогает влюблённым и дарит им силы.
Гоген доволен. «Во сне я ощущаю необъятность пространства и небесный свод вместо тюрьмы, в которой задыхаешься. Моя жизнь стала воплощением свободы. Я читаю книги, вспоминаю музыку великого Вагнера, который писал о такой свободе, какой я достиг».
Прошло время. Гоген заскучал. Всё слишком ярко и слишком просто. Он устал от покорности и молчаливости своей юной жены. «Не могу больше слышать её наивный лепет».
Он уезжает в Париж, оставив беременную Техуру. Ему нужно открывать выставку, он надеется продать работы, получить много денег. И снова неудача. И снова тоска сжигает. Он пытается покончить с собой.
Гоген возвращается на Таити. Он хочет вернуть то, что когда-то так радовало его. Он предлагает Техуре вернуться к нему. Она пришла, молча посмотрела на него — больной, старый, уставший, бедный, — молча отвернулась и ушла к новому мужу. Его утешали. На острове говорят: когда отмирает лист папоротника, на его месте вырастает другой лист.
Он жил на острове. Местные жители считали его дикарём: слишком много пьёт, быстро сходится с женщинами, угрюм и раздражителен, много рисует что-то совсем непонятное, и себя трудно узнать в его портретах. «Как мне хочется лёгкости, свободы, хочется писать, не думая о славе, о богатстве, и в конце концов умереть там, забытым всеми, меж небом и водой, в мире грёз и морей!»
Через три года после его смерти, в 1906 году, в Париже открылась выставка его работ. И наконец пришла слава. Его работами восхищались, их покупали, платили за них огромные деньги, сочиняли воспоминания, цитировали его выражение: «Искусство для искусства — почему нет? Искусство для жизни — почему нет? Искусство, чтобы угождать, — почему нет? Не всё ли равно, если это искусство?»

Последние события