Верди — бог!

  • 30 января 2014
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Подводя итог юбилейному циклу передач о Джузеппе Верди, авторы программы «Вокалиссимо» еще раз обращаются к книге австрийского писателя Франца Верфеля «Верди. Роман оперы», одному из самых значительных литературных произведений о судьбе и жизни итальянского композитора…
Любовь Казарновская: «Итак, 2013-й год прошел под знаком юбилеев двух великих оперных мэтров, перевернувших музыкальное сознание эпохи — Рихарда Вагнера и Джузеппе Верди. Вдогонку, ставя точку в праздновании их юбилеев и этих невероятных музыкальных событий, мы вновь возвращаемся к роману Франца Верфеля „Верди. Роман оперы“, который я считаю лучшей книгой, написанной о Джузеппе Верди. В завершении всей этой темы мне хочется еще раз открыть эту дивную книгу и процитировать из неё то, что мне кажется наиболее необходимым для этой точки, или, правильнее было бы сказать восклицательного знака, который мы ставим после фамилии Верди.
Действительно, после Верди и Вагнера можно ставить только восклицательные знаки. После Вагнера, может быть, еще и вопросительный, но после Верди — только восклицательный знак. Потому что Верди — это открытая эмоция, это огонь и страсть! Примерно также говорится и у Верфеля в знаменитой речи сенатора…»
***
«Огонь и самообладание! Кто поймет все величие этой победы? Таков Джузеппе Верди!
Романтическое заблуждение создало карикатурный идеал художника: цыган, неряха, оплевывающий стены Бетховен; слабонервный рассеянный безответственный человек, презирающий логику, живущий только чувством, дурак дураком! Какое искусство могло бы родиться от подобной души? Коротко сказать — преклонение перед злом! Возвеличение всякой мерзости! Какую книгу, например, называют сегодня хорошей и правдивой? Такую, где персонажи превосходят низостью низость действительной жизни. Вот тогда читатель в восторге. А когда музыка считается прекрасной, не банальной, глубокой, «большим искусством»? Тогда, когда она отмечена фанатическим уродством! В наше время людей обуяла дьявольская воля причинять друг другу боль. Какая же сила живет в нашем маэстро, если он способен противостоять всем соблазнам распада! Хозяин гостиницы не может пожаловаться, что его комнате или мебели нанесен какой-то ущерб. И все же по каждому предмету в комнате я чувствую, что здесь жил этот дорогой для нас человек. Смейтесь надо мной, если угодно, почтенные господа! От правды не уйдешь — я старый мечтатель. Но с тех пор как мы, твари земные, не верим больше в богов, мы должны создавать себе богов из людей. Кто же есть бог? Тот, в ком мы не разочаровались ни разу. Этот великий человек ни разу нас не разочаровал.
<…> И теперь я скажу вам, почему Верди — бог. При своем великом даре он самый нетщеславный человек на свете. И я не знаю человека, который так неумолимо вершил бы суд над самим собою. Он всегда видит себя острым глазом художника. Потому-то он в то же время и самый справедливый человек на свете. Разве иначе он мог бы, выйдя из темных слоев, из неграмотных пролетариев двадцатых годов, совершить свой путь? Какая нещадная война с самим собою! Из года в год! От творения к творению! Джузеппе Верди — это божественное восхождение человечества на вершину. И оба они — человечество и Верди — победят одолевший их временно мрак…»
Франц Верфель. «Верди. Роман оперы»

Последние выпуски программы

  • 24 декабря 2009

Католическое Рождество с «Вокалиссимо»

Праздничная передача посвящена Рождеству, которое у западных христиан по традиции отмечается 25 декабря, а еще — прекрасному времени ожидания чудес, праздника и исполнения заветных желаний…

  • 13 марта 2014

Опера, режиссерский театр и композиторский язык

Для кого пишут композиторы? Интересен ли Верди как драматург? От чего умирает Виолетта? Как уберечь себя от стереотипов? Что спасет современную оперу? Ответы на эти и многие другие вопросы можно в рубрике «Спрашивайте — Отвечаем!», программа Любови Казарновской, на радио «Орфей»…

  • 6 марта 2014

Певцы не в своем репертуаре

Почему тенор Пласидо Доминго решил стать баритоном, а сопрано Мария Гулегина взялась за принцессу Эболи, одну из титульных партий меццо-сопранового репертуара?.. В этих и других вопросах в цикле «Спрашивайте – Отвечаем!» разбираются Любовь Казарновская, Роберт Росцик и Александр Журавлев.