Роковая ошибка Пабло Сарасате

  • 23 марта 2024
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Герой программы — «Паганини конца 19 века». Слушатели всего мира восторгались его филигранной техникой, чарующим звуком и романтической свободой. Испанский скрипач-виртуоз Пабло Сарасате. Любитель антиквариата и заядлый коллекционер, в собрании которого — не только трости и табакерки, но и… популярные мелодии. Об одном таком случае — прямо сейчас.
Представьте: вы совершаете крайне увлекательное путешествие к берегам Дуная — в столицу Венгрии Будапешт. Вас ожидают древности королевской Буды и архитектурные новинки Пешта, а в числе главных «достопримечательностей» — тот, с кем у вас назначено рандеву: король музыкальной Европы Ференц Лист.
Весной 1877 года Пабло Сарасате приезжает в Будапешт — «на людей посмотреть и себя показать». Встречается с Листом, даёт концерты, слушает уличные цыганские «оркестрики» с типичным репертуаром в духе народного танца «вербункош»: медленное томное начало и быстрый разухабистый пляс.
Роковая ошибка Пабло Сарасате
Впечатления выливаются «чернилами на бумаге» в виде виртуозной пьесы «Цыганские напевы». Популярность «Напевов» так велика, что через год они выходят в печать. Но тут грянул гром: автор попадает под подозрение в плагиате. В чём же дело?
Это продолжение всё тех же «Цыганских напевов» — очень чувственная мелодия. Но одна маленькая деталь: она нота в ноту совпадает с песней современника Сарасате — венгерского композитора Элемера Сентирмаи «У меня есть лишь одна возлюбленная».
Сарасате смущён и оправдывается, мол, «я ни при чём, думал, мелодия-то народная!» Автор, Сентирмаи, также в растерянности, ибо вступать в конфликт с европейской знаменитостью не входило в его планы. Чем же сердце успокоилось?
Секретарь Сарасате написал венгру извинительное письмо — со всеми должными реверансами, объяснениями и просьбой великодушно разрешить издавать партитуру с указанием имени подлинного автора. Элемер Сентирмаи был горд и счастлив.
А Сарасате…
Тут мы приближаемся к весьма деликатному моменту, ибо ряд свидетельств намекает на то, что Сарасате покривил душой. Вероятнее всего, он знал о существовании автора темы, которую обнаружил не на улицах Будапешта, а в сборнике «Венгерских народных и авторских песен».
Собрание подарила ему некая Илонка фон Равас — ученица Листа и, по совместительству — племянница автора спорной мелодии.
Post scriptum
Сегодня ни в одном издании авторство заимствованной темы не указано. Это первое. А второе… В 1904 году Сарасате записал со своим концертмейстером «Цыганские напевы». Запись сохранилась. И на ней — как только пианист начинает играть тему Сентирмаи, Сарасате, не подхватив ни единой ноты, моментально переключается на быстрый финал. Совпадение? Не думаем. Неприятные воспоминания? Возможно. К счастью, сегодня «Цыганские напевы» повсеместно звучат в полном виде. Хотя… Виртуозный финал фантазии — тоже не авторский: это цитата из 13-й Венгерской рапсодии Ференца Листа, которая, в свою очередь, — тоже цитата венгерско-цыганского фольклора.
Ох, и затейники же эти великие!

Последние выпуски программы

Малиновые штаны, или два раза «Ку!»

Добро пожаловать на планету Плюк. Здесь мило: много песка, солнце, множество рукотворных новинок… Вы, конечно, признали любимую фантастическую трагикомедию Георгия Данелия «Кин-дза-дза» с Юрием Яковлевым, Евгением Леоновым и Станиславом Любшиным.

Магия Шопена

В обаяние этого композитора попадает каждый, кто хоть раз соприкоснулся с классической музыкой: Фридерик Шопен. Истинный сын своего века, причина восторгов современников и личный эксклюзив аристократии.

Эдуард Артемьев: улыбка гения

На фотографиях он — предельно собранный и сосредоточенный, суровый и торжественный, и совсем редко — улыбающийся. Зато его музыка наполнена невероятным диапазоном эмоций — от ностальгической печали до заразительного смеха.