Тёмная история светлой мелодии

  • 17 февраля 2024
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
О венецианском барочном композиторе Алессандро Марчелло всякий любитель музыки хоть раз да слышал. Правда, сочинять не входило в его обязанности. Его главные занятия — математика, философия и поэзия. А музыка была простым увлечением.
Впрочем, нужно отдать должное его «дилетантизму»: хорош дилетант, если смог войти в число самых известных музыкантов эпохи! Сольные кантаты, скрипичные сонаты и инструментальные концерты для разных солирующих инструментов — таков в общих чертах творческий портрет Алессандро Марчелло. Но потомкам он запомнился исключительно как автор только одного шедевра — Концерта для гобоя с оркестром ре минор.
Средняя часть концерта Марчелло — музыка невероятной красоты. Она впечатлила органиста и композитора, жившего в Веймаре и очень интересующегося современной ему итальянской музыкой. Зовут этого музыканта Иоганн Себастьян Бах. В один прекрасный момент он, делая транскрипции для клавира скрипичных концертов Вивальди, натыкается на текст Концерта Марчелло. Каким образом у Баха оказались эти ноты, история умалчивает.
Тёмная история светлой мелодии
Любопытный факт: при жизни Баха законов об охране авторских прав не существовало. Любой «приблудившийся мотивчик» легко можно было считать своим и делать с ним всё, что угодно, не спрашивая разрешений ни у автора, ни у его наследников.
На дворе 1713 год. И вот стоит Бах с нотами Марчелло в руках и решает: фортепианной транскрипции быть!
А дальше начинается детектив длиною в триста лет.
На одной из сохранившихся копий обработки Адажио указаны лишь три буквы — И.С.Б., то есть инициалы Иоганна Себастьяна Баха, ссылка на первоисточник отсутствует. На другом экземпляре написано «Марчелло». «Какой такой Марчелло?» — подумают потомки и авторство оригинала — Концерта для гобоя с оркестром — припишут не Алессандро, а его брату тоже композитору и венецианскому государственному деятелю Бенедетто Марчелло.
Истина же откроется лишь в XX веке. Факт в том, что именно клавирная версия Баха сделала популярными и само адажио Марчелло, и весь концерт. И сегодня в афишах легко соседствуют как оркестровый оригинал, так и обработка Баха.
На этом можно было бы поставить точку, но у истории есть продолжение.
Конец 60-х прошлого столетия. Рим. В такси едет молодой композитор Эннио Морриконе. По радио он слышит мелодию Марчелло. Морриконе впечатляется и пишет музыку, которая потом зазвучит во многих фильмах, но мы её знаем благодаря пронзительным финальным кадрам культовой картины «Профессионал» с Жан-Полем Бельмондо. Так спустя несколько столетий старинный шедевр получил новую жизнь… Эннио Морриконе. Chi mai.

Последние выпуски программы

Эдуард Артемьев: улыбка гения

На фотографиях он — предельно собранный и сосредоточенный, суровый и торжественный, и совсем редко — улыбающийся. Зато его музыка наполнена невероятным диапазоном эмоций — от ностальгической печали до заразительного смеха.

Вдохновение Эдуарда Артемьева

Его знают как пионера электронной музыки в России и бесспорного классика отечественного кинематографа. Сочинения композитора звучат в фильмах Андрея Тарковского, Никиты Михалкова, Андрея Кончаловского….

Музыкальный паззл

У любого музыкального произведения есть своя лексика: звуки, слоги, слова, фразы, предложения. Получается настоящая «речь» — универсальный язык, не требующий перевода.