Портрет Козловского

  • 19 апреля 2018
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Портреты композиторов и музыкантов-исполнителей — важная и ценная часть музейного собрания. Живописные, графические, фотографические изображения музыкантов часто используются в выставочных проектах не только в Музее музыки, но и отправляются на выставки в другие музеи страны.
Музей собирает и хранит работы выдающихся живописцев и известных фотомастеров — таких, как Василий Перов, Александр Головин, Борис Григорьев, Леонид Пастернак, фотографы братья Хенкины и Алексей Бражников. Однако портреты, сделанные малоизвестными художниками, или любительские фотографии тоже могут представлять немалый интерес. Примером может служить один из портретов выдающегося оперного и концертного певца Ивана Семеновича Козловского, выполненный в необычной технике художественной вышивки.
Портрет Козловского
История художественной вышивки как вида декоративно-прикладного искусства насчитывает не одно столетие. Вышивку художественной гладью порой называют живописью на ткани с помощью цветных ниток, передающих разнообразные оттенки цвета. Портретная вышивка — наиболее трудный вид художественной вышивки, требующий особых усилий в передаче портретного сходства. В истории сохранилось немного имен мастеров (или, скорее, мастериц) портретной вышивки. К примеру, в экспозиции Дома-музея Н. А. Ярошенко «Белая вилла» в Кисловодске привлекают внимание портреты, вышитые женой художника — Марии Павловны Невротиной. Но в большинстве случаев имена создателей вышитых шедевров остаются неизвестными — как и в случае с портретом Козловского из фондов РНММ — автор подписан только инициалами «Т.Т.».
Вышивка размером 37 на 27 см. изображает Ивана Семеновича Козловского не в роли, а в жизни и обнаруживает явное портретное сходство — лицо певца легко узнаваемо. Вышивка гладью искусно имитирует карандашные штрихи в изображении лица и светло-коричневого фона, передает фактуру ткани голубой рубашки и белого галстука-бабочки. Пиджак из бело-зеленой клетчатой ткани выполнен в иной технике, с имитацией ткани с переплетениями нитей разных цветов. Налицо полная иллюзия живописного портрета.
Вышивка позволяет рассмотреть изнаночную сторону, и что особенно любопытно, она практически двусторонняя — все концы нитей и узелки искусно спрятаны. Как тут не вспомнить эпизод из старого художественного фильма 60-х годов «Посол Советского Союза», в котором героиня Юлии Борисовой, посол СССР, в некоей скандинавской стране делает комплимент королю, любителю вышивания: «В вашей работе я не обнаружила ни одного узелка».
Вышитый портрет И. С. Козловского поступил в Музей музыки в 2008 году в составе обширного архива певца, переданного в дар членами его семьи. При всей редкости техники исполнения это не единственная работа такого рода в фондах Музея музыки. В фонде С. В. Рахманинова хранится кресло, в котором любил работать композитор. Обшивка кресла вышита дочерьми Рахманинова Ириной и Татьяной. Они же вышили в подарок отцу ковер размером 125 на 79 см с изображением трех женских фигур в саду.
Старинное искусство вышивания сейчас — с использованием специальных машин и компьютерных программ значительно упростилось и стало доступно многим. Тем ценнее образец рукотворного мастерства, сохраненного в семье Ивана Семеновича Козловского и теперь хранимого в музейных фондах.

Последние выпуски программы

Ступень к Парнасу

В коллекции Музея музыки хранится редчайший экземпляр учебника полифонии, изданного в 1725 году — «Ступень к Парнасу». Его название знакомо всем студентам, изучающим теорию музыки. Однако увидеть подлинную книгу — большая удача.

Несостоявшиеся концерты Рахманинова

Недавно завершилась реставрация ценного документа из фонда Сергея Рахманинова в Музее музыки. На ветхом пожелтевшем листе бумаги напечатаны программы сольных концертов, которые пианист собирался дать в Мексике. Документ на английском языке так и называется: «Пять концертов в Мехико».

Сергей Прокофьев. Балет «Ромео и Джульетта»

В фондах Музея хранится автограф Сергея Прокофьева — фрагмент знаменитого балета «Ромео и Джульетта». На нем записаны номера из второго действия: Народный танец и встреча Ромео с Меркуцио. Карандашом размечена инструментовка.