А. Глазунов. Шестая симфония

  • 16 апреля 2018
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Нотные издания знаменитого на рубеже XIX–XX веков издательства Митрофана Беляева всегда отличались изысканным живописным оформлением. Богатый московский лесопромышленник Митрофан Петрович Беляев, меценат и пропагандист современной русской музыки, часто приглашал знаменитых художников — таких, как Виктор Васнецов, для выполнения художественного макета нотных обложек в русском национальном стиле. В таком же нарядном многоцветье выполнена обложка переложения для фортепиано в 4 руки Шестой симфонии Александра Глазунова, изданного в Лейпциге в 1898 году. Орнаменты, буквицы, изображения животных и птиц прорисованы в красном, желтом, зеленом, золотом тонах; название и фамилия автора выделены коричневым и черным цветами.
А. Глазунов. Шестая симфония
Композитор Александр Глазунов родился в семье известного книгоиздателя. Его Первая симфония, написанная в 1882 году (когда композитору было всего 17 лет), имела, выражаясь современным языком, отличную прессу; премьера прошла с триумфом. На репетиции Глазунов познакомился с Митрофаном Беляевым, и это знакомство явилось судьбоносным. Глазунов стал постоянным участником музыкальных собраний в доме Беляева — «беляевских пятниц». Первый симфонический концерт, организованный на средства Беляева, был посвящен исключительно сочинениям Глазунова.
В мае 1896 года Глазунов закончил работу над Шестой симфонией и впервые сыграл ее на дружеском обеде в честь Сергея Ивановича Танеева в присутствии друзей — Юрия Померанцева и Григория Катуара. Спустя некоторое время Танеев вышел из комнаты и вернулся с Сергеем Рахманиновым, который сел за рояль и сыграл первую часть симфонии.
Глазунов, удивляясь, спросил: — Где же вы с ней познакомились, ведь я никому не показывал, никому не играл ее? А Танеев говорит: — Он у меня сидел в спальне, я его там запер.
В том же 1896 году Глазунов предложил Беляеву новое сочинение 23-летнего Рахманинова — Первую симфонию. Она была одобрена Комитетом по организации беляевских концертов и принята к исполнению под управлением Глазунова. «Очень радуюсь тому, что Симфония Рахманинова будет исполняться, — писал Глазунов Танееву. Если Рахманинов и показался Вам, как Вы пишете, самонадеянным, то это может быть приписано сознанию им своего действительно выдающегося композиторского дарования, Вообще от Рахманинова я ожидаю очень много».
Симфония была исполнена 15 марта 1897 года — и неожиданно провалилась. Это история хорошо известна — она подробно излагается всеми биографами Рахманинова. Результатом стал долгий душевный кризис молодого композитора, израненного разгромными нападками критиков. Был ли виноват в провале симфонии дирижер? Сам Рахманинов это допускал: «я удивляюсь, как такой высокоталантливый человек, как Глазунов, может так плохо дирижировать», — писал он А. Затаевичу, но и недостатки своего сочинения он ясно видел и признавал.
Неудачное исполнение симфонии никак не повлияло на отношения с Глазуновым — этим же летом Рахманинов работал над переложением для фортепиано в 4 руки Шестой симфонии Глазунова — той самой, услышанной им из спальни. К осени 1897 переложение было окончено, а в следующем году опубликовано. Автор прислал Рахманинову экземпляр с дарственной надписью, и Рахманинов от души благодарил Глазунова в письме, подписанном: «Твой искренно тебе преданный С. Рахманинов». Свидетельством дружеских отношений явилась многолетняя переписка, продолжавшаяся и в годы эмиграции вплоть до смерти Глазунова в Париже в 1935 году.

Последние выпуски программы

Гримировальные принадлежности Шаляпина

Фёдор Иванович Шаляпин был поистине «виртуозом грима», и его сценические портреты столь же впечатляли и убеждали, как произведения живописи и скульптуры.

Уникальный дар Шаляпина

В 1963 году дочь Фёдора Шаляпина Марина передала в дар Музею музыки два десятка фотографий своего отца. Среди них — одна весьма необычная. С первого взгляда нелегко узнать знаменитого артиста.

Бювар для приветственного адреса Фёдору Шаляпину

Бювар — слово французского происхождения. Оно означает: «Тот, кто пьет чернила». Бюварами назывались также роскошные папки для поздравительных адресов, которые изготовляли на заказ в единичном экземпляре. Таков бювар для адреса, преподнесенного Фёдору Шаляпину артистами оркестра театра «Эрмитаж» в 1901 году.