Табула восьмая. Дебюсси и море

  • 21 октября 2022
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
«Море — это самое музыкальное, что есть на свете», — так считал Клод Дебюсси. Композитор, который стремился в своей музыке передать дыхание природы: шелест опавших листьев, аромат вечернего воздуха, призрачный свет луны и блеск текущей воды, больше всего любил бескрайнюю синеву морских просторов. Но в творчестве музыканта не так много произведений, напрямую посвященных этой теме. Центральное и самое масштабное из них — знаменитый триптих «Море». Истоки сочинения биографы искали в литературе, усматривая параллели с новеллой Камиля Моклера «Прекрасное море у островов Сен-Жинер». С этим французским писателем Дебюсси был лично знаком. Некая параллель, причем очень явная, была и с живописью. Гравюра японского художника Кацусики Хокусая «Большая волна в Каганаве» поразила воображение не только художников-импрессионистов, но и Дебюсси. Композитор настоял, чтобы именно это изображение украшало обложку партитуры его симфонического цикла.
Табула восьмая. Дебюсси и море
Но море в творчестве французского музыканта появилось раньше, просто не столь явно. В опере «Пеллеас и Мелизанда», пронизанной символами и намеками, каждому герою соответствовала своя стихия: Голо — мрачный лес, Мелизанда — лесной ручей и Пеллеас — море. Премьера оперы состоялась в 1902 году, а в следующем Дебюсси начал сочинять новый симфонический цикл — «Море». Композитор создавал партитуру в городке Бишен: «Я не вижу моря с холмов Бургундии, но оно в моей памяти, — признавался он в письме коллеге, ­- Море в моей душе больше, чем на самом деле».
Но были у музыканта во время работы над произведением и непосредственные впечатления от стихии — романтические дни, проведенные Дебюсси вместе с Эммой Бардак на острове Джерси в 1904 году. Тогда же был создан и «Остров радости».
Три части оркестрового цикла — «Море от зари до полудня», «Игра волн» и «Разговор ветра с морем» — в итоге были написаны за полтора года — для Дебюсси, можно сказать, очень быстро. Это было отнюдь не изображение стихии в звуке, а истинное отношение Дебюсси, его чувства, ассоциации, мечты…
Но этим циклом море в творчестве композитора не исчерпывается. Среди фортепианных прелюдий мы встречаем «Паруса» и водную обитательницу Ундину, а ее «родственницы» Сирены завершают симфонические «Ноктюрны».

Последние выпуски программы

Табула пятнадцатая. Дебюсси и Русские сезоны

Зал полон. Публика замерла в ожидании: чем сегодня удивит парижан русский кудесник мсье Дягилев? Каждая постановка Русских сезонов — это тайна, интрига… и повод для обсуждений. Первый контакт Дебюсси с антрепризой Дягилева состоялся без участия самого композитора.

Табула четырнадцатая. Дебюсси и Метерлинк

Уже первая сказка Мориса Метерлинка — Принцесса Мален — вызвала большой интерес у публики, особенно в среде музыкантов. Сразу несколько композиторов попросили у автора разрешение на использование сказки, среди них были Эрик Сати и Венсан д’Энди. Ну, а первым, кто действительно перенёс на оперную сцену произведение Метерлинка, стал Клод Дебюсси.

Табула тринадцатая. Дебюсси и импрессионизм… или символизм?

Известно, что термин «импрессионизм» Дебюсси применительно к своему творчеству не любил. Но почему?