Табула седьмая. Дебюсси и Сати

  • 20 октября 2022
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
Два музыканта, бунтаря, завсегдатаи кабаре Монмартра, восторженные посетители павильонов Всемирной выставки, они просто неизбежно должны были встретиться. Клод Дебюсси и Эрик Сати, такие похожие, и такие разные! Отличник, лауреат Большой Римской премии и тапёр, дважды отчисленный из Парижской консерватории, великий импрессионист и вдохновенный экспериментатор…
Дебюсси и Сати познакомились в одном из кабаре на Монмартре, где Эрик развлекал публику игрой на фортепиано. Несмотря на то, что Дебюсси был на несколько лет старше, роль наставника в их тандеме, по-видимому, принадлежала всё же Сати. Именно он подал Дебюсси идею о том, что живописные полотна импрессионистов можно перенести в музыку, он же по-дружески отчитывал композитора за приверженность стилю Вагнера и Мусоргского. Идея написания оперы по пьесе Метерлинка тоже принадлежала Сати, только оперу он собирался написать сам, да и в качестве основы для нее выбрал другую пьесу.
Табула седьмая. Дебюсси и Сати
Справедливости ради надо сказать, что в «академических» музыкальных кругах роль проводника доставалась Дебюсси. Он сам оркестровал «Гимнопедии» Сати для участия в очень престижном концерте Национального музыкального общества.
Казалось, дружба двух композиторов была нерушимой! Но, в нашем повествовании появляется третий герой, тоже французский композитор — Морис Равель.
Первой трещиной, пробежавшей между лучшими друзьями, стал цикл концертов Равеля, в котором подчеркивалось первенство Сати в создании стиля музыкального импрессионизма. Сати, задумавшись над своей значимостью, почувствовал себя недооценённым со стороны Дебюсси, а тот, в свою очередь, был оскорблён такой выходкой Равеля, и даже не подумал отдать должное гению Сати.
Обиду на Дебюсси Эрик Сати высказал в статье, написанной через 4 года после смерти бывшего приятеля. В своём обычном ироническом тоне он описал все «некрасивые» поступки и черты характера Дебюсси… правда, многие из них, по свидетельству очевидцев, были в той же мере присущи и самому автору статьи. Сложно судить о том, кто был виноват в гибели такого прекрасного и плодотворного творческого союза. Но, наверное, стоит заметить, что Сати в принципе легко сходился с людьми… и так же легко расставался! Он довольно скоро перестал общаться и с Равелем, а под конец жизни его пути разошлись и с композиторами французской «Шестёрки». По всей видимости, Эрику Сати вообще было не свойственно постоянство ни в творчестве, ни в жизни. Но, всё же при этом ни с кем из коллег Сати не общался столь долго, как с Клодом Дебюсси.

Последние выпуски программы

Табула пятнадцатая. Дебюсси и Русские сезоны

Зал полон. Публика замерла в ожидании: чем сегодня удивит парижан русский кудесник мсье Дягилев? Каждая постановка Русских сезонов — это тайна, интрига… и повод для обсуждений. Первый контакт Дебюсси с антрепризой Дягилева состоялся без участия самого композитора.

Табула четырнадцатая. Дебюсси и Метерлинк

Уже первая сказка Мориса Метерлинка — Принцесса Мален — вызвала большой интерес у публики, особенно в среде музыкантов. Сразу несколько композиторов попросили у автора разрешение на использование сказки, среди них были Эрик Сати и Венсан д’Энди. Ну, а первым, кто действительно перенёс на оперную сцену произведение Метерлинка, стал Клод Дебюсси.

Табула тринадцатая. Дебюсси и импрессионизм… или символизм?

Известно, что термин «импрессионизм» Дебюсси применительно к своему творчеству не любил. Но почему?