Баршай Рудольф Борисович

28.09.1924 – 02.11.2010

Рудольф Баршай — гений с планеты Юпитер

В Советском Союзе пластинки с академической музыкой выпускались огромными тиражами. Однако винил с классикой, несмотря на низкие цены, плохо раскупался в отличие от незатейливых песенок звёзд эстрады. Девушкам за прилавками московского фирменного магазина «Мелодия» на Новом Арбате ради выполнения плана приходилось под самыми разными предлогами уговаривать людей приобретать «нетленку».
Брутального мужчину с военной выправкой в далёком 1973 году вынудили купить диск с шедеврами Моцарта, а в обмен пообещали помочь достать дефицитную попсу. Сделка состоялась — майор оплатил предложенный в нагрузку товар и тут же подарил его бойкой продавщице. Прелестница стала обладательницей пластинки с записью Сороковой и Двадцать четвертой симфоний великого австрийца в исполнении Московского камерного оркестра под управлением альтиста и дирижёра Рудольфа Баршая. Запись 1963 года даёт понять, что маэстро знает о Вольфганге Амадее что-то большее, чем все остальные его коллеги по цеху. Мастер не гонит оркестр вперед, каждая нота партитуры у него на вес золота. Баршай не форсирует крещендо, чтобы выбить слезу у слушателей, скрипки плетут звуковые узоры, создавая воздушную, лёгкую музыкальную ткань.
Кто же мог тогда знать, что отданная за ненадобностью пластинка Рудольфа Баршая вскоре станет настоящим раритетом. В 1977 году музыкант, лишенный возможности играть авангард и имеющий к тому моменту фактический статус «невыездного», эмигрировал в Израиль. Ранее изданные записи артиста тут же исчезли из продажи, а архиву было свыше приказано уничтожить все плёнки, где упоминается имя перебежчика и предателя Родины.
На свой страх и риск работники музыкального хранилища сберегли материальные свидетельства уникального творческого наследия Рудольфа Баршая продолжительностью более 150 часов. «Вещдоки» через несколько лет обнаружили себя на Западе.
И все же на излёте горбачёвской перестройки «Мелодия» снова выпустила ту самую пластинку, которую почти каждый день с упоением слушала наша героиня из магазина «Мелодия».
На конверте названы сочинения, указано, что играет знакомый нам камерный оркестр. Но имя его руководителя и создателя отсутствует. Возвращение Баршая в 1990 году к поклонникам в СССР получилось иезуитским. Как ни крути, заслушанная «до дыр» пластинка с Моцартом почти 20-летней давности из пустякового презента превратилась в бесценный дар.
Рудольф Баршай, блиставший на концертных площадках Европы, США, Японии, даже после развала супердержавы не спешил с посещением своей исторической родины. И все-таки в 2007 году 83-х летнему маэстро рукоплескала публика Большого зала Московской консерватории. Убелённый сединами дирижёр вышел к «Виртуозам Москвы». Снова звучала музыка Моцарта, на этот раз последняя Сорок первая симфония «Юпитер». Оркестр выдавал фирменный звук Баршая — смычковые крепко прижимали пальцы к струнам и производили вибрацию неземной красоты. Партитура трепетала, пульсировала, рвалась к звёздам, навстречу самой большой планеты солнечной системы — Юпитеру. Баршай, не давая своим подопечным вырваться из заданного темпа, виделся посланником прекрасного и далёкого объекта галактики, еще неизученного до конца.
Мы тоже по стечению драматических обстоятельств не много знаем о легендарном дирижёре XX столетия Рудольфе Баршае, а целое поколение меломанов нашей страны лишили возможности видеть живые концерты маэстро.
Рудольф Борисович скончался в Швейцарии через три года после своего исторического вечера в Москве. Выступление мэтра записали, и оно пополнило «золотой фонд» отечественного музыкального наследия.

Создатель первого советского камерного оркестра

20 век — время появления и расцвета многочисленных камерных оркестров, которые заняли в мировой музыкальной жизни не меньшую роль, чем большие симфонические. Первый такой коллектив в СССР — Московский камерный оркестр, ныне Государственный академический камерный оркестр России, — был создан в 1955 году Рудольфом Борисовичем Баршаем. Баршай — человек-эпоха. За свои 86 лет долгой и яркой жизни он дружил и общался с Шостаковичем, Прокофьевым, Менухиным, Ростроповичем, выступал вместе с Рихтером, Ойстрахом, Коганом, Гилельсом, стоял у истоков знаменитого Квартета Бородина, был четырежды женат, эмигрировал, оставив многочисленное потомство, разбросанное по всему свету, и большое количество записей классической музыки. А еще он завершил два великих неоконченных музыкальных шедевра — «Искусство фуги» Баха и 10-ю симфонию Малера, совершив тем самым беспримерный творческий подвиг.
Он родился на Кубани в станице Лабинская (ныне Краснодарского края), в семье коммивояжёра-еврея из Белоруссии и дочери местного казачьего атамана, принявшего иудейскую веру. С детства осознавая в себе еврейские и русские корни, мальчик с ранних лет проявляет интерес к музыке, поет в школьном хоре. Затем он поступает в Московскую центральную музыкальную школу в класс скрипки — на фортепиано у родителей не хватило денег, а с началам войны эвакуируется в Среднюю Азию, где продолжает занятия музыкой. Вернувшись в Москву, Рудольф поступает в консерваторию и создает там студенческий квартет, с которым выступает на фронте. Острая нехватка квартетных альтистов приводит к освоению им этого нового инструмента, который и становится для него основным. На нем он играет в только что созданных квартетах — имени Бородина и имени Чайковского. Однако молодой музыкант хочет большего и занимается дирижированием у ленинградского профессора Мусина.
Завершив учебу, он создает первый в столице и стране камерный оркестр, которым руководит 22 года. Новый коллектив завоевывает огромную популярность, знакомя советских и иностранных слушателей с малоизвестной музыкой барокко и современных авторов — Шенберга, Бартока, Прокофьева, Свиридова, Локшина. Расширяя его репертуар, дирижер делает многочисленные аранжировки классических произведений, преимущественно квартетов — Бетховена, Бородина, Чайковского, Равеля, Шостаковича для своего оркестра. В его составе выдающиеся отечественные исполнители — Волконский, Богуславский, Корнеев, Афанасьев. Им аплодирует весь мир.
о со временем Баршай все явственней ощущает ограниченные рамки своих творческих возможностей и давящую атмосферу духовного застоя, царившую в брежневском СССР. В 1977 году он эмигрирует в Израиль. За границей начинается новая страница в жизни дирижера. Он работает с лучшими оркестрами мира, в том числе симфоническими — Борнмутским, Ванкуверским, Лондонским и другими. Получает почетные награды и регалии, которых не имел на родине — премию «Граммофон», Каннскую премию, звание «Почетный доктор» Саутгемптонского университета. Но самое главное — реализует гигантский труд всей своей жизни, о котором мечтал долгие годы — завершает недописанные авторами «Искусство фуги» Баха и 10-ю симфонию Малера.
С 1986 года Баршай со своей четвертой женой обосновался в живописном швейцарском городе Рамлинсбург близ Цюриха, где умер и похоронен в ноябре 2010 года.
Текст: Анатолий Лысенков