Беседа на террасе. «Дон Жуан»

Дата публикации: 23 июля 2021

В преддверии Зальцбургского фестиваля, открытие которого мы будем транслировать в эфире, публикуем беседу Теодора Курентзиса и Ромео Кастеллуччи о новой постановке «Дон Жуана».
Любовь — величайшая ценность в жизни Дон Жуана. Для дирижера Теодора Курентзиса тот факт, что он готов предать, изнасиловать, даже убить ради этой любви, составляет сложность этой фигуры, мифа об этом персонаже.
«В этой опере Моцарт задает вопросы, не давая ответов, — говорит Теодор Курентзис, дирижер новой постановки на Зальцбургском фестивале. — Являются ли ценности, которые мы определяем как добро и зло, искренними? Для меня именно здесь вступает в действие библейский посыл — хорошие люди попадают в рай, плохие — в ад».
Несмотря на все это, у Дон Жуана, по мнению Курентзиса, нет даже самых красивых арий — они отданы дону Оттавио, которого можно было бы считать его зеркальным отражением.
За всю историю Зальцбургского фестиваля было 217 постановок «Дон Жуана», первая из которых называлась «Дон Хуан» и была исполнена на немецком языке в 1922 году.
Режиссером нынешней стал Ромео Кастеллуччи, который получил несколько наград за постановку «Саломеи» на Зальцбургском фестивале 2018 года. Он считает большой честью приглашение работать с оперой Моцарта в городе Моцарта.
«Я хотел бы создать атмосферу красоты, — говорит режиссер. — У нас с Теодором одинаковое художественное видение, у нас одинаковые представления о миссии искусства. Цель — отразить в своей постановке все, что дирижер раскрывает в музыке. Манера, в которой Теодор Курентзис интерпретирует музыку, сразу же открыла ему жгучую страсть, которую он тоже хочет видеть на сцене. Этот „Дон Жуан“ будет живым и современным»,.
Каким-то неуловимым образом смерть постоянно присутствует в музыке Моцарта, говорит Кастеллуччи, и это даже в веселых пассажах.
«В этой опере Дон Жуан мчится навстречу смерти. Он желает развоплотиться, погибнуть, но он хочет всего этого, пока он жив. И пока он жив он празднует жизнь, — говорит Ромео Кастеллуччи. — Для Дон Жуана проклятие — это искупление. Только его собственное разрушение создает его характер и его миф. Это парадоксальная и творческая система.
Теодор Курентзис считает «Дон Жуана» самой сложной из опер Лоренцо да Понте. Это трудно воплотить на сцене. Ромео Кастеллуччи, однако, находится точно на его волне, за что благодарен художественному руководителю Маркусу Хинтерхойзеру.
«Я ценю то, как Ромео видит детали, которые упускают другие люди. У него невероятная интуиция, которая заставляет его изучать эти самые детали, в то же время очень близко придерживаясь собственной драматургии Моцарта», — говорит Теодор Курентзис.
Таким образом, у Ромео Кастеллуччи на сцене будет 150 женщин из Зальцбурга в качестве статисток. В то время как Лепорелло поет о женщинах как о простых числах в своей арии, рассматривая их как объекты, которые различаются, если и различаются вообще, только такими атрибутами, как цвет волос. Режиссер выводит этих женщин на сцену, давая каждой из них уникальное лицо и уникальную историю.
«Это фантастическая конкретная связь с городом. Я рад, что мы нашли 150 женщин из Зальцбурга для участия в представлении, — говорит Курентзис. — Дон Жуан, идеальный символ одиночества, встречает всех этих женщин, воплощающих его желание».
«Он разрушает, он разделяет, он повергает в хаос»,  — говорит Ромео Кастеллуччи.
«Дон Жуан воплощает в себе все, на что нам не хватает смелости решиться», — уточняет Теодор Курентзис. Он выделяет в опере три женских типа: мать, возлюбленную и колдунью.
Для дирижера, по его словам, эта постановка была возможна только в Зальцбурге и только в такую дату, как столетний юбилей Зальцбургского фестиваля. Постановка — дань уважения фестивалю, и он сожалеет лишь о том, что их будет всего шесть.
Пресс-служба Зальцбургского фестиваля
Перевод — Владимир Федорович

Последние события