Книга, поющая сквозь века

Дата публикации: 13 марта 2021

Уютный зал в мансарде «Музея Петра Ильича Чайковского в Москве».
Здесь, в доме с колоннами на Кудринской площади, русский гений, вдохновленный путешествием по Украине, поставил финальную точку во Второй симфонии, напитав великую музыку певучими народными темами и назвав ее Малороссийской.
Сегодня дом, где творил Чайковский, снова полон исконных мелодий. Песни, которые в наше время не слышал никто, исполняет Академический хор русской песни радио «Орфей», возглавляемый Николаем Азаровым. Музыканты раскрашивают звучащими иллюстрациями редкую книгу. Российский государственный музыкальный телерадиоцентр издал, хранившиеся в архиве радио «Орфей», рукописи собирателя фольклора Василия Орлова. В конце XIX века композитор и хоровой деятель работал в Тамбовской губернии, где от руки записал мелодии и слова песен местных крестьян. В зарисовках прошлого воскресают искренние рассказы людей, недавно скинувших крепостное ярмо, их настроения, картины быта, мысли, надежды, озорство. Сквозь почти полтора столетия проявляются силуэты.
Высокий голос нежно выпевает: «Во поле рябинушка…». Вслед за соло ладно вступает хор. Управляет процессом — дирижер и главный хормейстер коллектива Андрей Азовский.
Андрей Сергеевич мягко поправляет, часто шутит, превращая кропотливый, усердный труд в живой фольклорный спектакль. На наших глазах старая рукопись оживает.
После репетиции Андрей Азовский поделился тонкостями воскрешения старины.
Н. Оганджанянц: Андрей, вы с артистами хора — первопроходцы. Вы поёте то, что еще не слышал никто из современников. Интересное это дело озвучивать музыкальную книгу?
А. Азовский: Волею судьбы мне посчастливилось работать над проектом, автором которого в 1889 году стал композитор, хоровой дирижёр и хоровой деятель Василий Михайлович Орлов. Идейным вдохновителем была Ирина Анатольевна Герасимова (генеральный директор и художественный руководитель Российского государственного музыкального телерадиоцентра). Как всегда, она предложила уникальное и очень мудрое решение. Ведь единственный экземпляр рукописи Василия Михайловича хранится именно в архивах РГМЦ. Поэтому можно считать, что наш проект — полный эксклюзив. Вот оно — издание, которое произвёл на свет Российский государственный музыкальный телерадиоцентр. Очень красивая, фундаментальная книга алого цвета. Думаю, музыкальная часть станет её достойным украшением.
Н. Оганджанянц: Неужели за почти полтора века никто не обращался к собранию Орлова?
А. Азовский: При жизни Василия Михайловича были опубликованы лишь 16 песен. Спустя полвека, уже в советское время, издали порядка 50-60. Но большинство песен вышло в свет только сейчас: в издание вошла 191 песня.
Н. Оганджанянц: Расскажите, пожалуйста, подробнее о жизни Василия Орлова, собирателя коллекции.
А. Азовский: Василий Михайлович Орлов окончил Московское синодальное училище, получив там достойное музыкальное образование. После окончил консерваторию в Санкт-Петербурге, учился у Римского-Корсакова. Затем порядка десяти лет работал в Тамбовской губернии — руководил местной хоровой капеллой. Именно в этот период и были собраны песни, о которых мы говорим. Позднее Василий Михайлович вернулся в Петербург, где также руководил хором.
Н. Оганджанянц: Почти две сотни песен в книге. Как вы отбирали их для исполнения?
А. Азовский: Песни Орлов классифицировал по тематике и жанру: это и лирические, и протяжные, и хороводные, и солдатские. Но, как мне кажется, деление здесь несколько условное. При выборе песен я лично для себя решил не придерживаться какой-либо классификации.
При выборе нам помогал друг нашего коллектива, музыкант, композитор Игорь Васильевич Кантюков. Мы договорились, что он возьмёт издание домой, проработает его и выпишет те песни, которые ему понравились. Я независимо от него сделал у себя дома то же самое. Потом мы соединили наши результаты и отобрали девять песен, которые у нас совпали и которые, с нашей точки зрения, оказались наиболее яркими и интересными.
Н. Оганджанянц: Заинтриговали. Теперь представить песни просто необходимо.
А. Азовский: Первая песня издания называется «Выходили красные девушки». Она уникальна благодаря своему тексту. Такого рода образцов дошло до нас очень мало. Сюжетная линия песни высвечивает тёмную, недобрую сторону жизни нашего народа. И это действительно привлекает. Скажем, в песне смакуются такие строки: «Уж я старого да ревнивого вострым ножичком зарезала, уж я младого на осиновый кол посадила». Получается некое театрализованное представление.
Н. Оганджанянц: Настоящий сценарий для фильма ужасов. Чтобы такое воплотить нужен драматический дар.
А. Азовский: Конечно, как и в любой народной песне, здесь очень много куплетов — порядка двадцати. Кто сегодня согласится так долго слушать одну песню? Учитывая потребности современного слушателя, мы хотели сократить её. Но сюжет таков, что каждый куплет на вес золота. И мы придумали, как выйти из ситуации, чтобы и песня соответствовала формату музыкальной иллюстрации к книге, и основная идея была передана без искажений.
Н. Оганджанянц: Надеюсь, не все песенные сюжеты такие жутковатые?
А. Азовский: Следующая песня — «Ходила-гуляла». Это подвижная, весёлая песня без каких-либо подвохов. Мы старались разнообразить её различными нюансами. В некотором смысле песня стала исключением из правил. Работая над хоровыми партитурами Орлова, я обратил внимание, что очень многое он отдаёт на откуп исполнителям. Но в этой песне он сделал определённые пометки, и мы постарались их учесть.
Н. Оганджанянц: Вы работали точно по записям Орлова или иногда импровизировали?
А. Азовский: «Вы подумайте, на свете чего нет» — замечательная песня. Название говорит само за себя. Несмотря на то, что Орлов мыслил и записал эту песню как протяжную, мы решили исполнить её с движением, и, как мне показалось, она только выиграла от этого.
Н. Оганджанянц: Есть ли среди песен ваша любимица?
А. Азовский: Песню «Пропадай, моя телега» можно назвать, говоря современным языком, хитом того времени. Субъективно, лично для меня она самая яркая. Это именно то, что остаётся в ушах после репетиции.
«Вставала я на зореньке» — очень нежная протяжная песенка. Она изумительно звучит в тембре наших девочек. Орлов, конечно, прописал и партии мужского хора. Но песня настолько тонкая, что мужской хор мы включили туда минимально, дабы мужики не испортили всю картинку.
Н. Оганджанянц: Услышим ли мы сольные партии?
А. Азовский: «Летал голубь сизый» — в этой песне, как мне показалось, автор подразумевал сольный фрагмент — возгласы души. И мы поручили эту партию нашей замечательной солистке Людмиле Рекиде. Её высокий голос как нельзя лучше подходит к песне.
Другую нашу солистку, Римму Звонарёву, которая работает у нас ещё и как хористка, я попросил вникнуть в соло песни «Во поле рябинушка». С этим номером возникли определённые сложности и проблемы. Дело в том, что за столетие поменялся подход к голосу, а самое главное — к диапазону. На сегодняшний день для артистки народного хора, даже сопрано, нота ми второй октавы — это уже высокая нота, с которой сложно совладать, особенно если она неудобно написана. Но, с моей точки зрения, Римма отлично справилась со всеми трудностями, и я надеюсь, что слушателям понравятся её запевы.
Н. Оганджанянц: Людмила Рекида и Римма Звонарева — прекрасные вокалистки! На репетиции звучало и приятное мужское соло…
А. Азовский: «Я пойду ли, девчоночка» — весёлая, шутливая песенка, очень приятная на слух. Здесь есть условный мужской «просолочек» — обращение парня к девушке, аудиенции у которой он ждёт. Как бы мы сказали сегодня, он пришёл на свидание и не знает, пустят его или не пустят. Конечно же, я поручил это соло нашему тенору — Саше Максименко. Сладенько, красиво!
Н. Оганджанянц: Теперь мы знаем о восьми песнях из девяти. Одна осталась недосказанной?
А. Азовский: Последняя песня, вошедшая в наш цикл, — «Вдоль из улицы в конец». Весёлая, позитивная песня, что немаловажно для сегодняшнего дня. Имеет свои маленькие нюансы, но пусть они останутся небольшим секретом: если рассказывать обо всём, что мы делаем, то и слушать будет неинтересно.
Н. Оганджанянц: В записи песен участвуют ансамбль солистов хора и секстет народных инструментов. Вы аранжировали песни?
А. Азовский: Василий Михайлович Орлов рассказывал, что изначально записал песни двухголосно. А потом ему как дирижёру-хоровику, естественно, захотелось обыграть этот материал со своим коллективом. И он сделал аранжировки на четыре голоса A cappella. Орлов пишет (хотя, возможно, отчасти лукавит), что ничего нового, ничего своего он не внёс, сохранив аутентичный строй тех песен, которые ему напевали.
Мы же пошли немножко дальше. Чтобы и слушателям, и нам было интересно, мы включили в состав исполнителей группу инструментов. Это секстет музыкантов нашего Академического хора русской песни. Причём мы использовали те инструменты, которые, с моей точки зрения, были под рукой в конце позапрошлого века: я не исключаю, что в то время песни исполнялись и под баян, и под балалаечку. Мы взяли нешумные инструменты: две балалайки, контрабас-балалайку, обладающую очень мягким тембром и точно передающую настроение, соответствующее песням, два баяна и сольную домру. Они выполняют функцию аккомпанемента и придают особый колорит. Как и Василий Михайлович Орлов, мы решили сохранить аутентичность: ничего не поменяли, не прибавили ни одной ноты. А аранжировку с участием инструментов мы создали на основе хоровой аранжировки самого Орлова.
Н. Оганджанянц: Услышат ли крестьянские песни зрители на концертах хора?
А. Азовский Когда мы только начали изучать крестьянские песни, когда перед нами были просто голые ноты, материал казался слишком простым. Но спустя некоторое время, когда в песни была вложена душа и исполнительское мастерство, многие из них понравились и полюбились ребятам из Академического хора русской песни. Ко мне подходили и спрашивали: а не возьмём ли мы какие-то песни в наш постоянный репертуар? Это очень важное изменение в репертуарной политике нашего коллектива. И если мы включим в наш репертуар хотя бы три-четыре песни, то можно будет считать, что на данном этапе мы выполнили свою задачу.
Н. Оганджанянц: Спасибо, Андрей! Будем ждать с нетерпением прекрасную, поющую книгу и новых концертов Академического хора русской песни.
P. S. Съемочная группа радио «Орфей» запечатлела процесс возрождения прошлого. Видеоверсию книги «Крестьянские песни Тамбовской губернии» можно увидеть на нашем YouTube-канале. Это не просто хоровые номера. Главный балетмейстер Академического хора русской песни заслуженная артистка России Людмила Байкова дополнила музыку пластикой и задорным движением. Артисты водят хороводы, отбивают дроби, рисуют танцевальные узоры на деревянном полу уютной мансарды «Музея Чайковского в Москве».
Песни тамбовских крестьян прозвучат и в эфире радио «Орфей». В субботу 13 марта в 6 вечера и воскресенье 14 марта в 11 утра. Ведущая — Марина Сёмина.
Не пропустите путешествия во времени на волнах радио «Орфей»!

Последние события