Георгий Исаакян: «Наша основная функция — это не зарабатывание денег»

Дата публикации: 12 ноября 2020

Детский музыкальный театр имени Наталии Сац продолжит работать даже при четверти заполненного зала. Руководитель театра Георгий Исаакян дал интервью Андрею Ноздреватых.
А. Ноздреватых: Гендиректор Большого театра Владимир Урин считает, что в такой ситуации проще закрыться. А как думаете вы?
Г. Исаакян: Я понимаю, что каждое новое ограничение делает всё менее экономически обоснованным нашу работу. С другой стороны, всё-таки наша основная функция — это не зарабатывание денег. Она есть, но основная задача — художественное творчество и социальность, некая включённость в жизнь общества. У нас на днях было закрытие фестиваля ассоциации музыкальных театров «Видеть музыку» в зале Геликон-оперы. Была половина зала, но надо было слышать и чувствовать дыхание этого зала, насколько люди изголодались по человеческому контакту, по звучанию живой речи и музыки. Я прекрасно понимаю, с чем связанны ограничения, с каждым днём ситуация становится всё тяжелее, но при этом мы помним локдаун весенний, насколько морально тяжело, когда ты заперт в четырёх стенах, не имеешь возможности кого-нибудь увидеть, поговорить, осуществлять хоть какую-то деятельность. Сейчас у нас есть небольшие щёлочки, их надо использовать. Если появится возможность их расширить, мы будем рады. Сейчас мы полны решимости: хотим работать хотя бы для тех 25%, которые к нам будут приходить. И давайте не забывать об артистах: они просто теряют профессию. Артист не может месяцами не выходить на сцену. Особенно артисты балета, это просто дисквалификация.
А. Ноздреватых: Непростой для всех руководителей театров вопрос: а как же быть с теми, кто уже купил билеты на грядущие спектакли?
Г. Исаакян: Насколько я понимаю, было разъяснение министерства культуры. Я не видел ещё официального документа, только в прессе. Те билеты, которые уже проданы, сохраняют своё действие. Мы приостанавливаем сейчас продажу, чтобы не превышать лимиты. Поскольку все продажи осуществляются в электронном виде, то это всё можно легко отследить, когда какой билет был приобретён. Насколько я понял, было такое разъяснение. Возникает некая правовая коллизия: люди честно приобрели билеты, находясь в другой ситуации. По идее, закон не может иметь обратного действия, если это не полный локдаун, что могло бы стать форс-мажором. Мы ещё будем уточнять, так ли это и как юридически всё оформлено, потому что мы прекрасно помним безумие с огромным количеством возвратов билетов весной. Экономически это очень серьёзная проблема.
А. Ноздреватых: Как в вашем театре обстоит дело с зарплатами, на что живут люди?
Г. Исаакян: Я много раз говорил, понимаю, что в либеральной среде это не очень популярно, и люди вообще не привыкли говорить спасибо государству, о нём всегда норовят сказать что-нибудь плохое, но в данном случае конкретно по отношению к государственным театрам, обо всех сферах экономики я судить не могу, правительство, министерство культуры и департаменты культуры проявили максимум внимания. Мы до сих пор получаем финансирование в полном объёме и выплачиваем зарплату так, как она установлена нам государством. Фонды оплаты труда нам никто не срезал. В этом смысле я понимаю, что мы оказались в более защищённой позиции, чем люди в других сферах деятельности, особенно в частном секторе. Меня ужасает, когда я иду по Тверской и вижу закрытые магазины и вывески «сдаётся в аренду». Я понимаю, что это потеряны рабочие места. А посмотрите на Метрополитен-оперу, которая год не будет работать. Вы можете себе представить, сколько людей оказались на улице без работы? В данной ситуации мы можем только благодарить государство, что оно продолжает нас поддерживать и давать возможность людям как-то существовать. В ответ, я думаю, мы должны работать. Иначе получается игра в одни ворота, что не справедливо.
А. Ноздреватых: Какова сейчас ситуация со здоровьем сотрудников театра?
Г. Исаакян: Мы прилагаем огромные усилия в соответствии со всеми рекомендациями, протоколами, мерами безопасности. Мы дезинфицируем после каждой репетиции все помещения, сотрудники периодически проходят тестирование. При малейшем подозрении хоть на какое-то ОРЗ человек тут же отправляется на самоизоляцию до подтверждения или опровержения диагноза. Понятно, что в труппе ещё будут случаи заражения, но, стучу по всем возможным деревьям вокруг, пока нам удалось избежать катастрофической ситуации с эпидемией внутри труппы, что не так просто в оперно-балетном театре: у нас всё искусство построено на очень близком контакте. Опасность заражения очень высокая, но мы стараемся беречь друг друга.
А. Ноздреватых: Давайте о хорошем. Какие ближайшие творческие планы у вас и театра?
Г. Исаакян: Нам удалось провести огромный фестиваль ассоциации музыкальных театров «Видеть музыку». Мы привезли 34 спектакля из 25 театров со всей страны от Хабаровска до Калининграда. Это была отдушина для многих театров, во-первых. Во-вторых, это знак жизни: мы не сдаёмся и не пали духом, мы полны творческой энергии и планов. Наш театр готовится к юбилею. У нас в конце ноября 55 лет со дня основания театра, значительная дата. В декабре, если не изменится ситуация, надеемся выпустить смешную и весёлую премьеру — балет «Три поросёнка» на музыку Франсиса Пуленка. Мне кажется, что в комплекте это уже прекрасно. Постановка будет в хореографии нашего главного балетмейстера Кирилла Симонова. А после Нового года посмотрим. Мы должны ставить большую сцену на реконструкцию, потому что два года назад было выпущено распоряжение правительства о глобальной реконструкции театра. Наша жизнь переселится на малую сцену и в малые формы. В течение года реконструкция должна быть проведена, в начале 2022 года должна открыться обновлённая большая сцена. Мы надеемся, что мы преодолеем все трудности и будем радоваться вместе со зрителями такому обновлению.

Последние события

22 сентября 2021

Дирижер-универсал

Сегодня, 22 сентября, Владимиру Александровичу Понькину исполняется 70 лет.