«Играем Шекспира»

  • 19 марта 2023
В соответствии с требованиями РАО, плеер не разрешает останавливать, перематывать или скачивать записи.
«Играем Шекспира» — так называется новый спектакль Центрального академического театра кукол имени Сергея Образцова. Из программки, туго свёрнутой как старинный свиток, становится известно, что в премьеру, которую придумал и поставил режиссёр и художник Виктор Никоненко, вошли сцены сразу из шести великих пьес — «Гамлета», «Сна в летнюю ночь», «Ромео и Джульетта», «Ричард III», «Отелло», «Король Лир», а также 66-й сонет. И все, и всё — за полтора часа без антракта. При заявленной краткости «Гамлет» представлен даже в двух переводах — Лозинского и Пастернака. И помимо сцен из названных шести пьес в спектакле нашлось место фантазии или вариации Сергея Плотова на тему трагедии «Отелло». Плотов — человек в театральном мире известный, автор многих знаменитых и смешных капустников Дома актёра (и не только Дома актёра); в афише нового спектакля он назван автором пьесы для театра кукол.
Пьеса — наверное, громко сказано, речь, скорее, о связках между шекспировскими сценами. «Капустное прошлое» даёт себя знать с первой минуты и даже до начала спектакля, в котором начало, кажется, не имеет определённой отбивки, — пока публика рассаживается, артисты, один за другим, выходят на сцену, обмениваются приветствиями, примеривают костюмы и примериваются к каким-то конструкциям, уже стоящим на сцене. И когда спектакль вроде бы уже начинается, актёры не сразу подходят к шекспировскому тексту, точно по инерции продолжая фехтовать и ходить, как говорится, вокруг да около.
Первые минуты и в дальнейшем актёрские разговоры не «по Шекспиру», а сочинённые, вероятно, Сергеем Плотовым, тем зрителям, кто в театре что-то видел или слышал, или читал о том, как развлекались полулюбительские-полупрофессиональные европейские, в том числе студенческие театры в 80-е и в начале 90-х годов прошлого века, как и мне, например, живо напомнил один спектакль, виденный четверть века тому назад на фестивале в Тампере, — там английские актеры только тем и занимались, что «редуцировали» Шекспира и в конце исполняли почти цирковой трюк, разыгрывая «все пьесы» Шекспира за полторы минуты. В этот «краткий курс» вошли только самые известные реплики из самых популярных трагедий и комедий. Это было очень смешно.
В новом спектакле Образцовского театра нет цели рассмешить зрителей любой ценой. Смешные сцены из «Сна в летнюю ночь» соседствуют с лирической — на балконе из «Ромео и Джульетты», примерно на середину спектакля приходится страшноватый монолог Ричарда III, куклу которого, вернее, тело которого на глазах у зрителей и у других актеров собирает артист Андрей Нечаев, который только что выходил в роли и с куклой Фисбы из «Сна в летнюю ночь», а занимающая немалое место конструкция в какой-то момент оказывается головой ослепшего короля Лира, из глаз которого стекает по щеке большая сверкающая — хрустальная — слеза… Спектакль даёт редкую возможность увидеть разнообразие театра кукол, даже в пределах одной сцены, — Ромео и Джульетта, например, появляются в виде гигантских марионеток, а вот уже все веревки отпущены, исчезают в темноте и герои трагедии поднимаются над сценой, подобно влюбленным с картины Марка Шагала.
Технически — это очень сложносочинённый и очень чисто — технически чисто — исполненный спектакль, где развлекательные, «не лирические» отступления между шекспировскими сценами, кажется, придуманы для того только, чтобы никто не вообразил, что всё это всерьёз. А почему, собственно говоря, не сыграть «Ромео и Джульетту» или «Ричарда III» всерьёз, тем более, когда всерьёз — редкий случай — получается и получается хорошо? Тем более, когда постмодернизм с его всепоглощающей иронией как стиль, как метод остался за очередным поворотом истории?
Короче говоря, самое большое достоинство этого спектакля — как раз в серьёзных, впрочем, и в смешных, но именно в шекспировских сценах, в способности вызвать живые реакции и возвышенным диалогом Ромео и Джульетты, и наивными переживаниями самодеятельных актеров-ремесленников из «Сна в летнюю ночь». А все прочие актёрские разговоры с их повторяющимися и не слишком удачными шутками, идущими, на мой взгляд, от страха, что зритель может заскучать, к Шекспиру не добавляют ничего, но хорошо уже, что и не сильно Шекспира портят.

Последние выпуски программы

«Июльский дождь»

В Музее Москвы актёр и режиссёр Григорий Добрыгин теперь уже как продюсер открыл театр «А39». Для нового театра «Июльский дождь» оказался хорошим материалом.

«Только тот холодный осенний вечер»

В театре ОКОЛО Дома Станиславского Юрий Николаевич Погребничко выпустил премьеру, в основе которой — два рассказа Бунина, написанных в конце Второй мировой войны. Один рассказ написан в апреле, другой в мае 1944 года, при этом оба пронизаны совсем не весенними сентиментальными чувствами, осенним настроением и ностальгией по Родине.

«Собака на сене»

В подмосковном Ногинском театре, который с недавних пор гордо называет себя Мособлдрамой, вышла премьера «Собаки на сене». Спектакль вышел в жанре мюзикла.