Уоррен Леонард

21.04.1911 – 04.03.1960

Баритон, умерший прямо на сцене

Он — крупнейший оперный певец Америки ХХ века, ведущий солист нью- йоркской Метрополитен-оперы, на сцене которой блистал 22 года. На этой же сцене он и умер прямо во время спектакля.
В прошлом веке Америка дала миру целую плеяду величайших оперных примадонн — Марию Каллас, Мариан Андерсон, Леонтину Прайс, Джесси Норман, Барбару Хендрикс, Мэрилин Хорн, не говоря уже о более молодых современных звездах. А вот вокалистов такого же уровня, родившихся в США, гораздо меньше — их можно пересчитать буквально по пальцам. Один из них, Леонард Уоррен, уроженец Нью-Йорка, происходил из семьи российских иммигрантов, как Гершвин, Копленд и многие другие американские музыканты. Его отец, торговец мехами, уехал за океан из белорусского Шклова, который входил в черту оседлости евреев, составлявших четверть жителей этого города. Оттуда, кстати, распространенная еврейская фамилия, самый известный носитель которой — Виктор Шкловский, литературовед и друг Маяковского.
Родители видели в сыне продолжателя семейного дела и отдали его учиться в Колумбийский университет на отделение бизнеса. Но мальчик еще в школе отлично пел и, окончив учебу, поступил в хор при только что открытом в Нью-Йорке Музыкальном доме радио — Radio City Music Hall, а в скором времени он выдержал экзамен в знаменитую Метрополитен-оперу. Его яркий талант и своеобразный голос приводят в восторг руководство театра, и оно отправляет новичка на стажировку в Милан. Здесь всего за несколько месяцев Уоррен осваивает 5 оперных партий и, вернувшись домой, дебютирует на сцене Мет сначала в концерте с отдельными ариями, а затем в опере Верди «Симон Бокканегра».
Музыка итальянского оперного гения с самого начала стала главной в творчестве певца, прекрасно раскрывающего созданные композитором лирико-драматические образы Макбета, Риголетто, Яго, Жермона, Амонасро, графа ди Луны, Набукко и того же Бокканегры. Но Леонарду Уоррену также отлично удаются и баритоновые роли в операх Бизе, Гуно, Леонкавалло и других авторов, а также народные песни — неаполитанские и американские. Его сильный и при этом легкий бархатистый голос словно парит в воздухе, обволакивая и лаская сердца и уши слушателей нежным и мягким тембром, чем-то напоминающим по характеру и звучанию российского баритона Павла Лисициана, ровесника американца. Об этом говорят и многочисленные пересечения в их репертуаре.
Уоррен сразу же становится ведущим солистом Мет, заменив в этом качестве своего учителя и предшественника Джузеппе Де Луку — первого исполнителя главных ролей в операх Пуччини, Чилеа, Джордано, Массне. А теперь уже его ученик исполняет здесь все ведущие баритоновые партии и дает по 30 с лишним спектаклей за сезон. Всего же на счету Уоррена свыше 650 выходов на прославленную сцену! Артист также часто гастролирует по разным странам и городам, хотя и не очень любит это делать. В его послужном списке выступления в Чикаго, Сан-Франциско, Мехико, Буэнос-Айресе, миланском Ла Скала, Большом театре в Москве и Кировском в Ленинграде.
В 1948 году он участвует в первой телетрансляции из Метрополитен-оперы, показанной по всей Америке. С тех пор певец постоянно записывается не только на пластинки, но и на кинопленку, благодаря чему мы сегодня можем не только слышать, но и видеть, как он поет.
Ровная и устойчивая карьера артиста прервалась самым трагическим образом. Буквально за полтора месяца до 49-летия Уоррен пел на сцене своего родного театра партию Дона Карлоса в опере Верди «Сила судьбы» и во время исполнения арии с роковым, как оказалось, названием «Morir, tremenda cosa» («Умереть — это важная вещь»), должен был воскликнуть «Он спасен!», но тут же рухнул замертво на пол из-за внезапного кровоизлияния в мозг. Так трагически рано оборвалась жизнь замечательного баритона ХХ века, «сила судьбы» которого оказалась сильнее его самого.
Проводить певца в последний путь пришли тысячи горожан, которых не смог вместить даже нью-йоркский храм Святого Винсента Феррера, где проходило прощание.
Текст — Анатолий Лысенков