Дорати Антал

09.04.1906 – 13.11.1988

Антал Дорати. Корифей дирижирования ХХ века

Он внёс значительный вклад в дирижёрское искусство ХХ века, особенно в области звукозаписи. Причем, из более чем 500 сыгранных им произведений многие он записал первым.
Он занимает достойное место в ряду своих великих коллег-соотечественников, получивших признание и известность преимущественно за рубежом. Это Никиш, Орманди, Шолти, Фишер и другие. Интересно, что практически все они, за редким исключением, покинули родину и стали гражданами других государств. Так же случилось и с Дорати, бежавшим из Европы после прихода к власти нацистов. Однако он и на чужбине сумел добиться огромного успеха, стать одним из самых востребованных дирижеров своего времени. Глубокое понимание музыки, большая тщательность и требовательность в работе, умение в короткий срок найти отклик у музыкантов и добиться от них нужного результата сделали его одним из крупнейшим маэстро того времени и рекордсменом по числу сделанных им аудиозаписей, число которых превышает полтысячи. Причем, большинство из них обладают высочайшим качеством исполнения и удостоены престижнейших наград и премий.
Творческий путь Дорати четко делится пополам. Музыкальному театру он отдал почти 40 лет жизни, а потом связал её исключительно с оркестрами. Впрочем, абсолютной грани между этапами творческого пути нет. Руководя в зрелости симфоническими коллективами разных стран и городов, он нередко обращается к оперным произведениям, но в концертном варианте, а в своих оркестровых работах этих лет достигает почти зримой образности и повышенной чувственности, свойственных театральным зрелищам.
Яркие способности сын скрипача и пианистки проявляет уже на раннем этапе, став в родном Будапеште самым молодым, 18-летним выпускником Национальной академии музыки, которая через год получит имя своего основателя Листа. Далее талантливый юноша 4 года стажируется в Будапештской опере, начав как репетитор, а вскоре встает за пульт. Получив творческую закалку на родине, новоиспеченный маэстро перебирается в Германию, где работает в оперных театрах Дрездена и Мюнстера, но после прихода к власти Гитлера уезжает из страны и гастролирует с Русским балетом Монте-Карло (бывшей труппой Дягилева) по Европе и США.
Попав за океан, Дорати участвует в создании Американского балетного театра вместе с кубинским танцовщиком Альберто Алонсо, который через много лет поставит для Майи Плисецкой в СССР «Кармен-сюиту» Бизе-Щедрина. Год окончания Второй мировой войны становится для музыканта переломным. Его наконец-то замечают в Америке и приглашают возглавить оркестр Далласа, а затем Миннесоты — не самые ведущие коллективы в Соединенных Штатах. Но вскоре после прихода нового худрука они значительно повышают исполнительский уровень и входят в ряды лучших, особенно оркестр Миннесоты. С ним маэстро за 10 сезонов делает свыше 100 аудиозаписей, одна из которых — увертюра Чайковского «1812 год» с использованием реальной пушечной пальбы и звоном натуральных колоколов — становится настоящим бестселлером с тиражом в миллион экземпляров и обретает «золотой» статус. Дорати с оркестром первыми в мире записывают на пластинки все 3 балета Петра Ильича. И это далеко не последняя победа дирижера, ставшего еще в 1947 году подданным США.
После Миннеаполиса он руководит многими другими оркестрами по обе стороны Атлантики, в том числе и такими первоклассными, как Стокгольмский, Лондонский филармонический, Американский Национальный — где его затем сменит Мстислав Ростропович, эмигрировавший из Советского Союза, — и везде добивается потрясающих успехов. Одно из главных достижений Дорати — запись в 70-е годы всех 108 симфоний, 8 опер и 3 ораторий Гайдна, многие из которых раньше не только не выходили на пластинках, но и вообще практически не исполнялись. Однако Дорати не ограничивается только музыкой прошедших эпох. Он дает путевку в жизнь сочинениям композиторов и более позднего времени, включая современников — Бруха, Бартока, Сибелиуса, а также своим собственным, которых у него несколько десятков. Это две симфонии, кантата, концерты для фортепиано, виолончели и множество камерных пьес, некоторые из них звучат на сцене и сегодня.
Маэстро — кавалер многих почетных орденов и премий разных стран, включая звание командора Британской империи. Он активно работал до самых последних дней, несмотря на болезни и преклонный возраст, и скончался в живописном швейцарском городке Герцензее рядом с одноименным озером, название которого переводится как «ласковое» или «сердечное». Таким же добрым и возвышенным было само искусство замечательного дирижера.
Текст — Анатолий Лысенков