Огневой Константин Дмитриевич

30.09.1926 – 12.12.1999
  • Россия
  • СССР
  • Украина

Лиричнейший тенор советской Украины

Вокальное искусство Украины прославили многие замечательные певцы и певицы, включая целый ряд прекрасных лирических теноров. Но, пожалуй, самым «лиричнейшим» среди них является Константин Дмитриевич Огневой.
Украинская земля всегда была щедра на красивые голоса. Еще в XVIII веке для Придворной государевой капеллы отсюда набирали талантливых певчих, многие из которых стали затем знаменитыми композиторами. Это Бортнянский, Березовский, Ведель и другие. Немало известных вокалистов появилось здесь и в ХХ веке, в том числе такие выдающиеся тенора, как Козловский, Алчевский, Жадан, Соловьяненко. Но даже среди этих прославленных артистов имя Огневого занимает одно из главных мест. Его уникальный лирический тембр не спутаешь ни с каким другим — настолько он мягкий, воздушный, проникновенный и задушевный. В нем чувствуется какая-то детскость, непосредственность, даже наивность. Собственно, таким был в жизни и сам певец — мягкий, обходительный, деликатный, неконфликтный. И, возможно, именно поэтому он всегда вызывал у людей доверие и симпатию, что не раз помогало ему в сложных жизненных ситуациях — на фронте, при выборе профессии в мирное время, при поступлении в вуз. И везде ему сопутствовали везение и удача.
Огневой родился в Днепропетровске (ныне — Днепре) и с детства проявил склонность к музыке, полученную от отца, простого рабочего, который был репрессирован именно за исполнение народных песен и чтение стихов в кругу своих друзей и коллег. Но следственные органы, видимо, посчитала эти домашние посиделки некой «контрреволюционной агитацией» и объявили Огневого-старшего «врагом народа». Он умер в тюрьме, когда его сын был еще совсем маленьким. Костя уже тогда хорошо пел и с ранних лет сам освоил игру на гитаре.
Его учебу в музыкальной школе по классу скрипки прерывает война, на которую 15-летний Константин отправляется сразу же, приписав себе лишний год. Там талантливого юношу за его прекрасное пение принимают в армейские ансамбли, в которых он выступает вплоть до самой Победы. После демобилизации бывший артист Минского и Киевского военных округов поступает в Днепропетровское музыкальное училище, которое оканчивает в 1950 году и получает направление в Московскую консерваторию. Но там он не проходит конкурс из почти 300 претендентов со всей страны, и только по личному распоряжению ректора Свешникова, оценившего его вокальное дарование, становится студентом.
Его консерваторский педагог — известная певица Маргарита Гукова, певшая еще до революции в Большом театре вместе с Собиновым и Шаляпиным. В ее классе Огневой успешно осваивает классический теноровый репертуар — партии Альмавивы, Ленского, Берендея. На последнем курсе обучения он случайно знакомится с директором Киевского оперного театра Виктором Гонтарем и получает от него предложение, от которого нельзя отказаться — стать солистом этой сцены, тогда одной из лучших в стране, где блистали такие звезды вокала, как Гмыря, Гуляев, Гнатюк, Руденко, Мирошниченко и другие. И хотя у него еще нет диплома, ему вновь помогает Свешников, позволив завершить учебу. Знаменитый хормейстер не забыл своего выпускника и в дальнейшем, пригласив его через 10 лет на первую в СССР запись «Всенощной» Рахманинова (1965), где певец предстал в совершенно новом для себя, духовном амплуа. Одна из молитв этой литургии позже войдет в финал картины Михалкова «Обломов» (1978) и станет ее кульминацией и смысловым итогом не только благодаря гениальной музыке композитора, но и пронзительному пению солиста.
Вообще Огневой никогда не ограничивал себя в выборе материала, всегда с равным интересом обращаясь и к опере, и к народной музыке, и к эстраде. На Киевской сцене он за 18 лет работы спел 20 оперных партий в 800 спектаклях, но параллельно исполнял и записывал отдельные арии, романсы, народные и эстрадные песни, везде сохраняя свой неповторимый, лирический стиль пения. Покинув оперный театра в 1973 году, он затем полностью сосредоточился на песенном жанре, исполняя такие шлягеры как «Червона рута», « Глаза на песке», «Огонь Прометея» и старинные романсы «Отрада», «Утро туманное», «Скажи, зачем». Но особенно проникновенно и убедительно у него получались его родные украинские мелодии, любимые им с детства и ставшие украшением репертуара певца — «Кохана», «Гандзя», «Чернобривцы».
Он много сил отдал преподаванию в Киевской консерватории, где проработал свыше 30 лет, с 1965 года и до конца жизни, воспитав за это время десятки учеников. Самый яркий из них — солист Большого театра и Метрополитен-оперы Олег Кулько, тоже, кстати, тенор. Умер Огневой на исходе ХХ века, в декабре 1999 года, и похоронен на Берковецком кладбище.
Текст: Анатолий Лысенков