Ценчич Макс Эммануэль

род. 21.09.1976
  • Австрия
  • Хорватия

Брутал с ангельским голосом

Рост под два метра, брутальная внешность с бритой наголо головой и фактурным черепом, усы с милой бородкой и… голос, божественный как само утро. Ангельский, женский.
Этого обаятельного хорвата с австрийским гражданством обожают во всем мире, у него масса поклонников, и он входит в тройку лучших современных контратеноров, наряду с немцем Андреасом Шоллем и французом Филиппом Жарусски. Обладатель «Грэмми блистает в операх Монтеверди, Вивальди, Генделя. Ему к лицу весёлое хулиганство — в партиях женщин особенно хорош, потому что с такой «физикой», как говорят в театре, Ценчича трудно перепутать со слабым полом. Куплеты князя Орловского из «Летучей мыши» исполняет в платье с огромным декольте и с трехдневной небритостью на лице. В концерты из виртуозных барочных арий включает развесёлые куплеты из опер Оффенбаха. Может выйти на сцену в шлепанцах и непринужденно общаться с публикой как минимум на четырех языках.
Ценчичу нравится провоцировать и не только на сцене. Например, в моде. О его огромной коллекции экстравагантных нарядов ходят слухи. Он любит готовить и своими кулинарными экспериментами неизменно удивляет друзей. Не так давно увлекся режиссурой, и как знать, возможно, эта «подушка безопасности» станет для певца второй профессией.
Макс Ценчич с детства привык быть лучшим. Чудо-ребенок родителей-музыкантов в пять лет поразил всех арией «Царицы ночи». Долгие годы выступал с Венским хором мальчиков, который стал его музыкальным «университетом». Заветной корочки об образовании так и не появилось, но это не помешало певцу занять достойное место на Олимпе контратеноров.
Современный контратенор — открытие исключительно ХХ столетия, как самолет или телевизор. Только в середине прошлого века научились после мутации голоса у взрослых мужчин сохранять сверхвысокий вокальный диапазон. Причем, не подвергая унизительной кастрации, как это делали в прошлом. Сейчас «рынок» контратеноров переполнен, но большинству из них очень далеко до Макса Эммануэля Ценчича, с его нежным, чарующим, летящим верхом, бархатными медовыми низами и поражающей воображение виртуозностью. Его голос — настоящая услада для ценителей прекрасного. Но слушать знаменитость в большом зале всё же лучше из партера и желательно поближе к сцене. Контратенор не может петь очень громко. И это не его вина — так задумала матушка-природа.