Адам Тео

01.08.1926 – 10.01.2019
  • Германия

Корифей немецкой оперной сцены

Он царил на оперных подмостках Германии и других стран мира всю вторую половину ХХ столетия, а его блестящая вокальная карьера продолжалась более полувека.
Музыкальная деятельность Тео (Теодора Зигфрида) Адама началась в знаменитом «Кройцхоре» родного Дрездена — одном из старейших хоровых коллективов Европы, насчитывающем почти 7-вековую историю. Школу этого уникального учреждения — Кройцшуле — прошли в детстве сотни известных музыкантов страны, включая Вагнера, Петри, Кунау, Грауна и многих других. Хор и сегодня является одной из главных кузниц музыкальных кадров Германии, откуда выходят высокопрофессиональные певцы, композиторы и исполнители. Здесь же сложились и сформировались музыкальные приоритеты будущего артиста, наложившие отпечаток на все его дальнейшее творчество, в котором постоянно присутствуют и активно взаимодействуют общее и частное, индивидуальное и коллективное, сольное и ансамблевое начала.
Не случайно, главным предметом и отличительной особенностью сценического амплуа Адама является его голос: глубокий бас-баритон широчайшего диапазона, несколько приглушенный и сглаженный, с резковатым металлическим оттенком, «темный» по выражению некоторых критиков, в котором теплые лирические краски заметно уступают обобщенно-возвышенным интонациям, имеющим некую надчеловеческую силу, исходящую словно с небес.Этому же способствуют импозантная внешность певца, его статная фигура и благородная седина волос.
Неизвестно, как бы сложилась судьба юного музыканта, если бы не война. 16-летнего хориста призывают на армейскую службу в 1942 году, где он вскоре попадает в плен и тем самым сохраняет себя для большого искусства. После поражения гитлеровских войск Тео возвращается в родной полуразрушенный Дрезден и продолжает заниматься пением с одним из солистов местного оперного театра, где, кстати, его отец в мирное время служил художником-декоратором. Профессиональный рост молодого вокалиста настолько стремителен, что уже через пару лет занятий его приглашают в труппу Дрезденской Земпер-оперы, а в 1949 году он получает там свою первую небольшую роль — отшельника в «Вольном стрелке» Вебера. С этого дебюта начинается долгая и блестящая карьера артиста, продолжавшаяся свыше полувека — до 2006 года, когда 80-летний певец простился с публикой на той же самой сцене и той же самой оперной партией. Но между этими крайними точками было еще немало других больших событий и достижений. Это и работа в ведущих театрах ФРГ и ГДР, участие в престижнейших фестивалях — Зальцбургском и Байройтском, получение почетного звания каммерзингера, гастроли в СССР, по странам Европы и Америки, и даже постановки оперных спектаклей.
Всего Адам воплотил на сцене свыше ста музыкальных персонажей в операх Моцарта, Бетховена, Вагнера, Штрауса, Верди и других композиторов-классиков, в которых создал замечательные образы Дон Жуана, Лепорелло, Фигаро, Альмавивы, Ганса Закса, Барона Окса, Филиппа Второго и многих других героев. Наивысшим достижением певца считается роль Вотана из вагнеровского «Кольца нибелунга», которую он неоднократно исполнял на фестивале в Байройте и на других крупных площадках, а также дважды целиком записал на пластинки. В его огромном аудио-наследии около сотни музыкальных грамзаписей.
Кроме того, певец прославился как исполнитель сольных номеров в кантатах и ораториях Баха, Генделя, Гайдна, Мендельсона, а также песен и романсов Шуберта, Шумана, Брамса и Вольфа. При этом он часто обращался и к современному оперному репертуару, способствуя рождению новых музыкальных сочинений Берио, Дессау, Церхаса и других композиторов. Особое место в его творчестве отведено русской оперной музыке, в которой он всегда чувствовал себя совершенно органично. Созданные им образы Бориса Годунова, Гремина, Сусанина и других героев свидетельствуют о глубоком понимании певцом их национальной природы и прекрасно сочетаются с его собственной творческой индивидуальностью.
Адам за артистические успехи удостоен множества высоких наград, премий и званий, как немецких, так и иностранных. Но самой главной своей заслугой он всегда считал преданность и любовь к родной Дрезденской опере, открывшей ему дорогу в большое искусство. Творческие связи с ней он поддерживал постоянно, являясь ее почетным членом на протяжении четверти века — с 1994 года и до самого конца жизни.
Текст: Анатолий Лысенков