Птица Клавдий Борисович

03.02.1911 – 06.01.1983
  • Россия
  • СССР
Клавдий Птица — дирижёр большого полёта
Отечественная школа хорового дирижирования знает немало великих имён. В этом «славном» списке почётное место отведено народному артисту Советского Союза Клавдию Борисовичу Птице.
Он родился в 1911 году в небольшом городке Рязанской области и, как многие дети из культурно воспитанных семей того времени, играл в любительском оркестре, пел в церковном хоре. Юноша, увлечённый этими занятиями, мог выбрать любую музыкальную профессию, но предпочёл стать хормейстером и педагогом. Окончив Московскую консерваторию, Птица долгое время работал в alma mater, его занятия помнят в Академии музыки имени Гнесиных.
В музыкально-педагогическом институте имени Ипполитова-Иванова также чтят Клавдия Борисовича, хотя он и не вёл практику в этом заведении. Здесь более 40 лет кафедру дирижирования академическим хором возглавляет Ольга Карасёва, ученица Птицы. Обычная, казалось бы, история из педагогической практики однажды чудесным образом оживила течение типового вступительного экзамена в Гнесинку. Манера дирижирования одной из абитуриенток выдала в ней студентку Клавдия Борисовича. Его знаменитая горизонталь в движениях рук, которые ходят не только вверх и вниз, а виртуозно выписывают легато слева направо, от себя во вне, протягивая фразу до физиологического экстаза, у девушки была образцово-показательной. Фокус в том, что экзаменуемая никогда не училась у Птицы, а была «птенцом» класса той самой Ольги Семёновны Карасёвой.
Связь поколений среди носителей «авторской» техники дирижирования профессора Клавдия Птицы удивляет и восхищает с учётом той небрежности в жестах, которая прослеживается у многих руководителей современных хоров. Привычка называть уроки дирижирования «махнёй» — это «привилегия» студентов, прошедших мимо школы Клавдия Борисовича, автора пособия «Очерки по технике дирижирования». Книга была издана в 1948 году и, как ни парадоксально, актуальность размещённых в ней материалов со временем только возрастает.
Может ли симфонический оркестр или хор обойтись без дирижёра? Созданный без малого сто лет назад в Москве коллектив Персимфанс стал первым в музыкальной истории коллективом без руководителя. Чудо-ансамбль в течение 10 лет реализовывал на практике идею о равноправной творческой инициативе без единоличного диктата со стороны руководителя. В 2008 году проект возродился и стал неким манком для людей, далёких от всех тонкостей дирижёрского дела.
При этом специальный музыкальный словарь нам говорит, что дирижёр — это проводник, который должен не заставить, а убедить всех ансамблевых музыкантов в том, что он знает про то или иное сочинение больше, чем все они вместе взятые. О насильственном принуждении к совместному творчеству речи не идёт, в приоритете только добровольное сотрудничество.
Птица, многие годы проработавший с разными хорами, треть века стоявший у руля Академического большого хора Всесоюзного радио, никогда не замахивался на роль диктатора. Наоборот, более интеллигентного человека в дирижёрских кругах трудно было сыскать. Его поющие кисти, пальцы ухватывали внимание хористов, гипнотизировали, связь между руководителем и артистами была, скорее, на уровне телепатии. Своим мастерством профессор наглядно доказывал, что в хоровом жесте присутствует культура движений, «утверждающих и впечатляющих своей естественностью». Высокий и стройный, он словно обнимал многоголосый хор своими поющими руками-крыльями. Глядеть на Клавдия Борисовича, увлечённого любимым делом, было эстетическим наслаждением. В его заряженном чудодейственной энергетикой взмахе музыка становилась прекрасной явственно. Стоит ли корить начинающих дирижёров за то, что многие из них стремятся копировать жесты маэстро и приблизиться таким образом к пониманию уникальности его таланта?
В 1974 году сняли документальный фильм «Поющие дирижёры». Одним из героев этой ленты стал и Клавдий Птица. Вниманию зрителей предложили уроки профессора в классной аудитории. Клавдий Борисович делится с подопечной тайнами постижения профессии дирижёра, без которого — и это абсолютно точно — ни один хор высокого профессионального уровня или самодеятельного статуса не запоёт слаженно и стройно. Одна из реплик Птицы гениальна в своей простоте и доходчивости: если всякий поющий в хоре вдруг посчитает, что, сделав два шага вперёд в сторону середины зала, он автоматически превращается в дирижёра, то он глубоко ошибается — профессия требует не только музыкальных знаний, но особой коммуникационной культуры, интеллекта, выдержки и ответственности за людей, которыми он управляет. Идеальному образу как никто другой соответствовал сам Клавдий Борисович Птица.
Дирижёр скончался в 1983 году, но дело его живёт. Придя на концерт Государственного академического Московского областного хора или Академического хора русской песни Российского государственного музыкального телерадиоцентра под управлением Николая Азарова, зрители смогут воочию увидеть «фирменный» жест Птицы — ведь Николай Николаевич — один из последних учеников легендарного мастера. Академическим большим хором «Мастера хорового пения» радио «Орфей» руководит Лев Конторович, также прошедший школу легендарного хормейстера Клавдия Птицы.