Чайковский Александр Владимирович

род. 19.02.1946
В отличие от своего великого однофамильца, переехавшего в ХIХ веке из Петербурга в Москву, он постоянно живет в Петербурге, хотя сам коренной москвич, а работает при этом в обеих столицах.
На самом деле у него был еще один коллега и творческий конкурент с такой же звучной фамилией — это его родной дядя Борис Чайковский, крупнейший советский композитор, известный широкой публике по фильмам «Женитьба Бальзаминова» и «Айболит-66». Поэтому при выборе профессии его племяннику пришлось серьезно подумать о своих перспективах. Впрочем, поначалу он и не собирался писать музыку, а мечтал стать пианистом, поскольку в ЦМШ его учителем был сам Нейгауз, воспитавший Рихтера, Гилельса и других великих виртуозов, а в Московскую консерваторию он затем попал к его ассистенту Наумову, блестяще продолжившему дело своего шефа по выращиванию фортепианных талантов. Но, увы, из-за сверхусиленных занятий молодой солист «переигрывает» руку, и с мечтой о лауреатстве на исполнительских конкурсах ему пришлось расстаться. Зато теперь у него, как в свое время у Шумана, появилась отличная возможность взяться за сочинительство, благо, что такие попытки предпринимались им и ранее. И вот, на втором курсе МГК, в возрасте 20-ти лет, что довольно поздно по музыкальным меркам, Чайковский начинает официально заниматься композицией и под чутким руководством знаменитого маэстро Тихона Хренникова быстро наверстывает упущенное. Блестяще закончив у него же аспирантуру, молодой автор вскоре сам начинает преподавать и вступает в Союз композиторов страны. С этого момента его творческая карьера стремительно и неуклонно движется вперед.
Александр Владимирович много и упорно работает, сочиняя практически во всех жанрах и формах — от симфонии и оперы до балета и оратории, от серьезной психологической драмы до мюзикла и оперетты, причем — практически на любые сюжеты и темы. Трудно представить, что один и тот же человек мог создать столь далекие друг от друга произведения — концерт для оркестра «ЦСКА — Спартак», джазовую сюиту «Дансинг», симфонию «Мастер и Маргарита» и балет «Броненосец «Потемкин», фантазию «В душе моей» на стихи Высоцкого, хоровые «Монологи пьющего человека», оперы «Один день Ивана Денисовича» по повести Солженицына, «Легенда о граде Ельце, деве Марии и Тамерлане» по мотивам древнерусской истории, «Альтист Данилов» по роману Орлова и «Король шахмат» по новелле Цвейга. Такой диапазон интересов позволяет раскрыть в музыке Чайковского её необычайную образную широту, драматургическую выпуклость и остроту контрастов, богатство и разнообразие эмоциональных красок и оттенков. Причем, все эти черты одинаково свойственны как его театральной, так и инструментальной музыке, в которой ему особенно близок жанр концерта, где как раз есть возможность яркого сопоставления партий солиста и оркестра. И подобных концертных произведений у него, кстати, свыше десятка, что само по себе уже довольно много, а сразу три из них написаны для альта, в том числе «Гарольд в России», и посвящены его другу, знаменитому альтисту Юрию Башмету.
Ранние оперы композитора «Дедушка смеется» по басням Крылова и «РВС» по Гайдару создавались для только что открытого тогда Московского Камерного театра Покровского, а его первые балеты появились на сцене Кировского (ныне Мариинского) театра — «Ревизор» по Гоголю и «Фея Рондских гор» по мотивам пьес Грига. Так Чайковский впервые соприкоснулся с городом на Неве, с которым дальше будет неразрывно связан. Вскоре он женится на скрипачке из оркестра Маринки и переезжает в Северную столицу, затем, в начале 90-х, становится советником по репертуару этого театра, а уже в XXI веке преподает в Петербургской консерватории и даже является ее ректором с 2005 по 2008 год. Причем, все это — без отрыва от профессорской деятельности в столичной альма-матер, где он также возглавляет кафедру композиции, а попутно руководит Московской филармонией с 2003 года и по сей день. Пожалуй, больше ни один музыкант из Первопрестольной не имел столь внушительной карьеры на берегах Невы, кроме, разве что, солиста Большого театра, танцовщика Николая Цискаридзе, вставшего недавно во главе Академии русского балета имени Вагановой. Таким образом, Чайковский как бы вернул Петербургу долг за уехавшего когда-то оттуда своего гениального однофамильца. Более того, он посвятил этому прекрасному городу ряд своих сочинений, в том числе оркестровые «Ноктюрны Северной Пальмиры» и вокальный цикл « Из жизни петербургской актрисы». А вот о родной столице у него до сих пор вообще ничего не было, и лишь к своему 75-летнему юбилею композитор вспомнил о ней, написав мюзикл «Свидание в Москве». Это сочинение стало результатом долгой изоляции автора, перенесшего заболевание Ковидом-19, что также вызвало к жизни появление его 7-й «Карантинной» симфонии. Зато предыдущую, 6-ю, он предусмотрительно пропустил, памятуя о том, что именно она стала последней в творчестве его великого предшественника Петра Ильича Чайковского.
Текст — Анатолий Лысенков.