Ребиков Владимир Иванович

31.05.1866 – 04.08.1920

Музыкант — предтеча ХХ века

Он предвосхитил и первым использовал многие новаторские приемы и средства музыки ХХ века, но так и не создал на их основе подлинные художественные шедевры и вскоре был полностью забыт. 31 мая исполняется 155 лет со дня рождения русского композитора, пианиста и музыкального писателя Владимира Ивановича Ребикова.
В отличие от большинства своих коллег он не получил высшего музыкального образования. На приемном экзамене в Московскую консерваторию ее директор Танеев счел произведения 19-летнего абитуриента слишком смелыми и модернистскими из-за обилия в них диссонансов. В итоге Ребикову пришлось поступить на филфак университета, а музыкой заниматься частным образом — сначала в Москве с Николаем Клиновским, учеником Чайковского, а потом еще два года за границей с венскими и берлинскими педагогами. Так же в свое время поступил и дилетант Глинка, постигая основы композиции в Берлине под руководством профессора Дена.
В Европе Ребиков знакомится с новыми художественными течениями — модернизмом, символизмом, импрессионизмом, увлекается творчеством художника Беклина, писателя Метерлинка и других современных европейских мастеров. Все эти знания и впечатления он легко и свободно использует в своих собственных произведениях, не скованный никакими консерваторскими рамками. У него раньше, чем у других авторов, можно найти и атональность, и полиритмию, и целотоновые последования, и параллелизмы аккордов, и многие другие приемы, противоречащие классической музыкальной теории.
Но эти средства он применяет не просто так, а для выражения самых тайных и сокровенных движений души. Музыка, по его мнению, это язык чувств, психологических состояний и душевных эмоций, которые всегда спонтанны, сиюминутны и не поддаются никаким заранее обусловленным законам или правилам. Поэтому и использование их в музыке должно быть таким же естественным, непринужденным и ничем не ограниченным. Отсюда придуманные им особые свободные жанры и формы композиции — мелопластика, меломимика, мелодекламация, музыкальная психодрама, то есть опера.
Но в реальности все было совсем не так страшно и категорично, как кажется на первый взгляд. На самом деле большинство его произведений достаточно легки и комфортны для слуха, очень мелодичны, напевны, часто опираются на привычные танцевально-бытовые ритмы типа вальса, мазурки, элегии, и всегда написаны в небольших по размеру форматах, обычно в простой трехчастной форме. Именно такие его работы и сегодня пользуются огромной популярностью и постоянно исполняются на концертах, но, преимущественно — в музыкальных школах.
Вернувшись в 1893 году из-за границы на родину, Ребиков целиком посвящает себя развитию отечественной музыкальной культуры и даже получает одобрение своего кумира Чайковского. Он знакомится и дружит со многими известными российскими писателями, поэтами, артистами, в первую очередь — с Брюсовым. Его оперы, романсы и фортепианные пьесы звучат повсюду, хотя и вызывают порой неоднозначную реакцию у публики и критиков.
Наивысшее достижение композитора — опера «Ёлка» — с успехом идет в Москве, Харькове, Праге и других городах. Знаменитый пронзительно-лирический вальс из нее приобрел колоссальную популярность и по сей день исполняется в самых разных вариантах и аранжировках. Слава и признание сопутствуют автору и на гастролях по странам Европы — Австрии, Германии, Франции, Италии, где о нем уважительно отзываются ведущие местные музыканты, в том числе и Дебюсси.
В России Ребиков работает и преподает не только в Москве, но и в Одессе, Кишиневе, Ялте, в которой проводит оставшиеся 10 лет своей жизни. Там он написал несколько автобиографических статей с изложением своих философских и теоретических взглядов, а также еще пять из десяти опер, которые, правда, так никогда и не увидели свет рампы, за исключением последней под названием «Дворянское гнездо» по одноименному роману Тургенева, созданной незадолго до смерти композитора. Она была поставлена уже в конце ХХ века в Московском Камерном театре Покровского.
Ребиков прожил в Ялте, как и Чехов, до конца своих дней, встретил там революцию, мировую войну и умер, всеми забытый, всего за три месяца до освобождения Крыма Красной армией. Он похоронен на ялтинском кладбище «Поликуровский мемориал», где также покоятся его коллега Калинников, кинопредприниматель Ханжонков и другие выдающиеся деятели русской культуры.
Текст — Анатолий Лысенков