Козловский Иван Семёнович

24.03.1900 – 21.12.1993
Он пел до глубокой старости, не теряя своего уникального, легко узнаваемого тембра. Его голос и манеру работать в ансамбле любили не все, но равнодушным не оставался никто. Он прошёл великолепную вокальную школу, которая позволила воплотить на сцене ярчайшие образы. Он был оперной звездой довоенной Москвы и любимым певцом Сталина.
Иван Козловский родился 24 марта 1900 года на Украине, в селе Марьяновка под Киевом в крестьянской семье. Мальчик рос в певческом крае, в котором звучащий голос был таким же привычным делом, как работа в поле или помощь по хозяйству. В 1917 году он поступает в Киевский музыкально-драматический техникум, в класс профессора Елены Александровны Муравьёвой. Опытный педагог сразу заметила выдающиеся природные данные Козловского. Она часто говорила о своём ученике: «У Вани от природы поставленный голос, совершенно свободное, без малейшей натуги, дыхание, великолепно развитая диафрагма». Метод Муравьёвой был замечателен тем, что весь учебный процесс она подчиняла общеэстетическим задачам. Именно в её классе певец на всю жизнь усвоил принцип: главное — внутреннее содержание, а не вокальные приёмы. Никогда Козловский, при всём стремлении к техническому совершенству, не превращал звукоизвлечение в самоцель, а старался максимально полно раскрыть художественный образ.
Начавшаяся гражданская война, разруха и голод мешают спокойно закончить обучение. Но те же исторические события, выбив молодого человека из привычной колеи, помогают ему окончательно определиться со своим будущим. Волею судеб Козловский оказывается в Полтаве, и остаётся здесь, потому что не может вернуться к началу учебного года в Киев, занятый белогвардейцами. Вчерашний студент становится актёром Полтавского музыкально-драматического, а затем и оперного театра, на сцене которого проходит его «боевое» крещение. В Полтаву частенько приглашали модных столичных гастролёров. Приехал однажды в местный оперный театр и популярный бас Платон Иванович Цесевич, но его категорически не устроили тенора, претендовавшие на роль в опере Гуно «Фауст». Тогда вспомнили о молодом голосистом красноармейце, который как-то раз в присутствии товарищей пел арию Фауста. Гастролёр от его исполнения пришёл в восторг! Успех у публики был ошеломляющим. Прогноз Цесевича: «Вас ожидает блестящее будущее» — оправдался полностью.
После демобилизации из Красной Армии в 1924 году Козловский получает ангажемент сначала в Харьковскую, затем в Свердловскую оперу, а в 1926-м попадает в Большой театр. Здесь, на главной сцене страны он в течение ближайших 30 лет исполнит все главные теноровые партии. Здесь будут до хрипоты спорить два непримиримых лагеря — «лемешисток» и «козловитянок», доказывая преимущества своих кумиров –Сергея Лемешева и Ивана Козловского. Страна, восстанавливающая после разрухи 40-х годов, слушала оперу по радио, сравнивая двух великих теноров! Сейчас себе такое даже трудно представить. А тогда оба были предметом всенародного обожания и существовали в статусе небожителей.
Несмотря на обрушившуюся славу, Иван Козловский — любимый певец Иосифа Сталина — не снижая требовательности к себе, совершенствует мастерство, постоянное занимается самоанализом, стремится к полному самоконтролю. По воспоминаниям современников, Козловский всегда очень боялся выходить на сцену, но это творческое волнение никогда не приводило к срывам или даже малейшим ошибкам, а помогало до предела обострить эмоцию. Вокалистам удержать такой бушующий жар внутри себя труднее, чем кому-либо из музыкантов. Козловский в этом смысле был мастером.
Иван Семёнович воплотил на оперной сцене множество образов. Непревзойдёнными вершинами остаются его юродивый из «Бориса Годунова» и Ленский из «Евгения Онегина».
Усомниться в том, что Ленского после Леонида Собинова надо петь как-то иначе, мог только очень дерзкий, смелый, уверенный в себе музыкант. Козловскому удалось по-своему интерпретировать пушкинского героя, он углубил драматизм персонажа: у него Ленский не только мучительно теряет любовь Ольги, но и утрачивает безграничное доверие к людям; для такого человека заигрывания его легкомысленной избранницы с Онегиным — это крушение всех идеалов. Стремясь отразить весь ужас катастрофы, Козловский смещает акценты в драматургии, и у него ариозо Ленского «В вашем доме», которое обычно исполняется, как грустная элегия, звучит трагически. Козловский подводит итог всей жизни поэта. Эта его оперная роль производила на слушателей огромное впечатление!
К несомненным творческим удачам певца относится образ юродивого в «Борисе Годунове» Мусорского. Когда Иван Семёнович в сцене у храма Василия Блаженного вбегал под улюлюкание мальчишек в рубище, с веригами на шее, в железном колпаке, с сияющими глазами на измождённом лице, а затем пел: «Месяц едет, котёнок плачет…», у зрителей захватывало дух, у многих выступали на глазах слёзы. Козловский рассказывал, как в раннем детстве, шестилетним мальчиком, он ходил с отцом в Киево-Печерскую лавру. В детском воображении навсегда запечатлелись картины торжественного богослужения и сидящих на паперти нищих, полубезумных блаженных, просящих копеечку. Все эти воспоминания помогли музыканту поднять небольшую эпизодическую роль Николки-юродивого на высочайшую художественную вершину. Солист Большого театра Михаил Новоженин вспоминал: «Юродивый-Козловский так изменял в тембровом и психологическом отношении свой голос, что трудно было поверить, как это можно так окрасить звук?». К такому пониманию героя Козловский стремился в каждой роли.
Лирический тенор исполнил десятки ярких вокальных партий, ставших шедеврами. Это и вагнеровский Лоэнгрин, и Вертер в одноимённой опере Массне, Бередней в «Снегурочке» и Индийский гость в «Садко», Орфей в опере Глюка и множество других.
Очень тщательно и скрупулёзно Иван Семёнович работал над романсами, понимая, что в жанре вокальной миниатюры всё должно быть безупречно. Перед Великой отечественной войной Козловский возглавлял Государственный ансамбль солистов Большого театра. Этот музыкальный коллектив в силу исторических обстоятельств просуществовал совсем недолго, но успел подготовить ряд интереснейших оперных постановок в концертном исполнении — спектаклей, которые по разным причинам не попадали на большую сцену.
Умер Иван Козловский 21 декабря 1993 года.
Певец показал пример высочайшей преданности музыки. Многие его коллеги вспоминают, что работать с Козловским было подчас мучительно — он был требователен и придирчив, пытаясь добиться идеального исполнения. Только понимавшие его люди могли сказать словами Галины Писаренко: «В мире, где так много цинизма, его святое отношение к искусству потрясало».