Христов Борис

18.05.1914 – 28.06.1993
  • Болгария

Борис Христов: голос от бога

История гласит, что в 50-е годы Христова не приглашали в главный театр США из-за того, что он часто исполнял русские народные песни в своих сольных представлениях.
Группа молодых людей с возгласами «Аллилуйя!» высыпала из дверей училища имени Ипполитова-Иванова в холодный вечер 1977 года. Морозный воздух щекотал горло. Ребята не берегли голосовые связки и несколькими часами ранее на комсомольском собрании, когда спасали от отчисления своего однокашника, поющего в свободное от учёбы время в церковном хоре. Парень в знак благодарности за оказанную поддержку пригласил всех в гости на прослушивание запрещённой в те времена пластинки.
Предложенный список «внесистемных» фамилий оказался внушительным. Но никто из наших героев так и не догадался, что стоит на пороге открытия великого таинства — певческого искусства болгарского баса Бориса Христова. В 1976 году артист вместе с хором собора Святого Александра Невского в Софии записал релиз с православными песнопениями.
Хозяин квартиры поставил диск на проигрыватель, комнату накрыло хоровым пологом — «Жертва вечерняя»… Отзвуки чистейшего многоголосья истаяли, пропустив вперёд голос удивительной мощи и красоты— «Да исправится молитва моя»… В тембре солиста была чудодейственная теплота, непостижимая с точки зрения вокальной техники и сценического мастерства. Чуть более сорока минут Христов врачевал души музыкой Чеснокова, Зиновьева, Бортнянского, проживая за это время всю свою яркую и долгую певческую карьеру, к тому моменту клонившуюся к закату. Христову уже за шестьдесят. Почти половина из них отдана сцене.
Но никто из присутствующих на импровизированном концерте об этом не знал. Певец, ставший для всего культурного мира олицетворением русской классики, непревзойдённым толкователем сочинений Мусоргского, Бородина, Чайковского, Глинки, открывателем творчества Кюи, долгое время был чужим для страны, на языке которой он пел в Ла Скала, Метрополитен…
История гласит, что в 50-е годы Христова не приглашали в главный театр США из-за того, что он часто исполнял русские народные песни в своих сольных представлениях. Но много раньше, в детстве Борис Христов пел в храме и проникся любовью к православной литургике. Церковный хор научил мальчика тонкому чувству ансамбля, которое подразумевает владение голосом по принципу: слушай соседа по партии, не навреди строю, гармонии, доводи фразу до конца, протягивая затухающий звук до следующего такта, не искажай духовного смысла музыки и избегай показной бравурности и наигранных чувств.
Стоит ли удивляться тому, что Христов, обучающийся вокальному мастерству в Италии ничтожно мало, лишь по несколько месяцев, да и то с перерывами из-за Второй мировой войны, в итоге стал артистом с безупречным чувством стиля и магическим даром «ранить» души и сердца слушателей своим пением.
Для кого-то из поклонников Христова он — прежде всего оперный артист, собравший огромную коллекцию портретов самых разных персонажей: Филипп II в «Дон Карлосе» Верди, Борис Годунов в одноимённом шедевре Мусоргского, Лепорелло в «Дон Жуане» Моцарта, Гремин в «Евгении Онегине» Чайковского, Князь Галицкий в «Князе Игоре» Бородина (спетый в 1951 году во время дебюта в Ла Скала).
Записи популярных арий в исполнении болгарского певца слушать предельно комфортно, каждый фрагмент — это законченный номер. Христов рисует образ цельно и фактурно. Такая подача материала близка камерно-вокальному жанру. И здесь Христову не было равных. В начале 60-х годов артист записал на пластинке песни Мусоргского, романсы других «кучкистов», вокальные баллады Чайковского… Они были спеты оголённо проникновенно, с обжигающим откровением, на грани возможной на публике исповеди, на которую способна, пожалуй, лишь загадочная славянская душа…
Возможно, именно последовательное, на протяжении всей карьеры обращение Христова к романсам стало для певца репетицией к одному из главных проектов жизни — диска с духовной музыкой. Под сводами величественного собора его голос улетает куда-то под купол и затем заполняет пространство обертонами и тончайшими тембровыми оттенками — отрешенно-меланхолическими, мистическо-патетическими, бунтарскими и приглушенно-пастельными.
После этого выдающегося труда на творческом пути мастера стала просматриваться финишная прямая длинною в 10 лет. В 1986 году Христов дал последний концерт. В 1993 году великий болгарский бас скончался в возрасте 79 лет. В нашей стране к тому моменту духовную музыку амнистировали. Пластинку с записями церковных песнопений с солирующим Христовым давно можно привезти из-за границы без риска быть задержанным на таможне компетентными органами или найти в интернете. Вокалист, нашедший гармонию с несовершенным миром, по-прежнему щедро делится со всеми нами своим божественным талантом.
«Трубадур русской песни» — так называли Бориса Христова. Певец родился в городе Пловдив незадолго до Первой мировой войны. Его предки происходили из Македонии. Музыкальный дар достался мальчику по наследству — дед пел в церковном хоре и обладал великолепным голосом. Народная легенда гласила: «Когда Христо пел псалмы, соловьи замолкали и слушали его». Борис тоже начинает свой путь в церковном хоре. По настоянию матери юноша оканчивает юридический факультет Софийского университета и даже открывает собственную практику. Однако на досуге Христов продолжает выступать на концертах. Его талант замечают, и певец получает государственную стипендию. Он учится вокалу в Италии, затем в Зальцбурге. Начинается Вторая мировая. Попав в трудовой лагерь, Борис поёт для товарищей, в основном, сочинения русских композиторов. Потом критики напишут, что русские романсы в исполнении знаменитого баса — это не просто песня, это сердце, душа, где каждая нота прочувствована. После войны Христов продолжает учёбу в Риме, у профессора Страччали, с которым занимался прежде. Он соглашается учить юношу бесплатно, так как денег у Бориса не было даже на еду. Успешный дебют начинающего певца проходит в итальянском городе Реджо-ди-Калабрия. Публика восхищена исполнением арии Коллена из «Богемы» Пуччини. Талантливый бас трижды поёт на бис. Затем триумфальное выступление в Риме с партией Бориса Годунова уже окончательно закрепляет за Христовым звёздный статус. Теперь ему открыты двери в Ла Скала, Ковент-Гарден. О нём пишут: «Исключительный артист, художник — певец с гениальным прозрением». Выступить в знаменитой Метрополитен-опере в Нью-Йорке Христову так и не удалось. Приглашение он получает, но по политическим соображениям въезд болгарину в США был запрещён. Борис дебютирует на американской оперной сцене только в 1956 году, после того, как строгость иммиграционных законов пошла на спад. Он поёт в Опере Сан-Франциско. Тяжелый период для певца наступает вместе с болезнью. После операции на головном мозге из-за опухоли Христов покидает сцену, но через год возвращается. Солист завершает свою карьеру в Риме в 1986 году. Последний концерт прошел на сцене Болгарской академии.