Соловьёв Николай Феопемптович

09.05.1846 – 27.12.1916

Композитор — сын Посланника бога

Это имя сейчас практически неизвестно широкой публике, зато его отчество сразу обращает на себя внимание.
Его отец происходил из старинного купеческого рода и носил странное для современного уха древнерусское имя Феопемпт, что в переводе с греческого означает «посланник бога». Всем своим детям Феопемпт Соловьев дал высшее образование в Петербурге, куда его семья переехала из Петрозаводска. Трое старших сыновей стали военными, и только младший пошел по другому пути. Окончив престижную столичную гимназию № 1 (бывший Благородный пансион), где до него учились Глинка, Серов и Бородин, он, по примеру последнего, продолжает учебу в Медико-хирургической академии, но через два года бросает ее и поступает в Петербургскую консерваторию, не желая делить науку с искусством, как это сделал автор оперы «Князь Игорь». С этого момента вся его жизнь будет связана только с музыкой.
Соловьев стал консерваторцем довольно поздно, в 22 года, и всего год спустя после первого выпуска композиторского отделения, куда входил будущий гений Петр Ильич Чайковский. Кстати, учились они оба у одного и того же профессора Николая Зарембы. Это был довольно средний композитор, с традиционно — консервативным взглядом на музыку, что очень метко передал Мусоргский в своем сатирическом романсе «Раёк» (1869), но зато являлся талантливым педагогом, воспитавшим многих известных музыкантов, в том числе дирижера Сафонова и критика Лароша. К тому же он первым в России стал преподавать теорию музыки на русском языке. Под его руководством Соловьев быстро осваивает крупные музыкальные формы: пишет увертюру для оркестра, симфоническую картину «Русь и монголы», кантату «Смерть Самсона» и другие произведения, которые, при всей традиционности их языка и средств выразительности, свидетельствуют о значительном таланте молодого автора, свободно владеющего всеми правилами и законами гармонии, полифонии, оркестровки и другими приемами композиции. То есть о его настоящем профессиональном мастерстве, что было очень важно для страны, где музыкальное искусство еще оставалось преимущественно любительским.
Все эти качества позволяют ему уже через два года после завершения учебы стать сначала преподавателем, а затем и профессором своей альма-матер, которой он останется верен в течение 30 с лишним лет. Одновременно Соловьев начинает выступать как критик и рецензент, сотрудничает с различными газетами и журналами, в том числе со знаменитым энциклопедическим словарем Брокгауза и Ефрона, для которого написал свыше 1000 музыкальных статей. Правда, он негативно оценивает «Могучую кучку», считая ее членов недостаточно образованными, зато всячески поддерживает своего друга и кумира Александра Серова, который учился с ним в одной гимназии и в значительной мере повлиял на выбор его творческого пути. После смерти композитора он завершает его последнюю, третью оперу «Вражья сила», открыв ей тем самым дорогу на оперную сцену. Сам Соловьев тоже обращается к этому жанру: им написаны оперы «Кузнец Вакула» на общее либретто с Чайковским, «Корделия» по пьесе Сарду и «Домик в Коломне» по Пушкину, которая осталась неоконченной.
Помимо этого, он создал большое количество вокальных, хоровых и фортепианных сочинений, а также записал около 300 русских народных песен, большинство которых, увы, остались неизданными. Композитор до конца жизни продолжал активно работать, организовал с графом Шереметьевым в 1898 году Общедоступные концерты, куда могли попасть практически все желающие, и вместе с ним руководил знаменитой Придворной певческой капеллой.
Он также воспитал немало талантливых учеников, среди которых автор популярных детских пьес для фортепиано Самуил Майкапар и классик эстонской классической музыки Артур Лемба. Соловьев пользовался всеобщим уважением и признанием, был награжден высшими государственными орденами и наградами и умер всего за два месяца до Февральской революции, так и не увидев распада Российской империи, которой служил верой и правдой. Он похоронен в Петербурге на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры, где еще покоятся королева русского романса Анастасия Вяльцева, учитель Чайковского пианист Рудольф Кюндингер, критик и композитор Феофил Толстой, также воспетый Мусоргским в его знаменитом «Райке» и другие видные деятели музыкальной культуры нашей страны.
Текст — Анатолий Лысенков