Керубини Луиджи

Cherubini Luigi

14.09.1760 – 15.03.1842
Коренной итальянец, он стал ведущим музыкантом Франции в период революции и наполеоновских войн, создателем жанра «опера спасения».
Он родился в легендарной Флоренции — родине оперы, а также Данте, Боттичелли, Донателло и других гениев искусства, и получил при крещении имя Луиджи Мария Карло Зенобио Сальваторе, из которых осталось только первое. Его отец, аккомпаниатор местного оперного театра «Пергола», старейшего в мире, стал первым педагогом талантливого сына. Но полное музыкальное образование юноша получает у знаменитого маэстро Сарти, ведущего оперного композитора Италии конца XVIII века, вскоре ставшего придворным музыкантом у российского императора в Петербурге. Такое же признание за границей ждало и его ученика. Быстро добившись успеха на родине своими ранними операми в традиционных жанрах seria и buffa, Керубини уже в 25 лет занимает композиторский пост при дворе английского короля Георга III в Лондоне, но остается там всего на два года и затем перебирается в Париж, уже навсегда. Что побудило его отправиться в столицу Францию накануне бурных политических событий, повернувших ход мировой истории? Возможно — предвкушение чего-то нового и необычного, что, как чуткая творческая личность, он не мог не ощущать. Но не исключена и его принадлежность к масонам, среди которых тоже было немало деятелей Великой французской революции — Руссо, Вольтер, Дантон и другие. Как бы то ни было, именно здесь, в Париже, раскрываются самые яркие новаторские черты творчества композитора — стремление к глубине и драматичности выражения, обращение к высоким духовным нравственным идеалам, ощущавшиеся и в некоторых его прежних произведениях, но особенно сильно проявившиеся в революционный период.
Сразу же после падения Бастилии Керубини пишет гимны, песни, марши, пьесы для торжественных шествий, траурных церемоний и других массовых мероприятий с участием восставшего народа — «Республиканскую песнь», «Гимн братства», «Траурный марш»… Он же стоит у истоков создания Парижской консерватории, которую впоследствии возглавит. Но главное — становится одним из творцов, вместе с Мегюлем, Лесюэром, Гретри и другими авторами — нового музыкального жанра, так называемой «оперы спасения», для которого характерны героический сюжет, основанный чаще всего на борьбе с тиранией, остро драматическая музыка, вызывающая повышенное эмоциональное напряжение, и неизменный оптимистический финал, символизирующий победу добра над злом, правды и справедливости над беззаконием и произволом. Отчасти, эти черты заимствованы у Глюка, тоже проводившего свою оперную реформу в Париже, но у Керубини и его последователей на сцене действуют уже не только боги и мифологические герои, а простые реальные люди. Среди подобных произведений композитора, принесших ему славу и известность — «Лодоиска», «Медея», «Водовоз»… О них восторженно отзывались не только современники автора, но и Шуман, Вагнер, Брамс и другие романтики. Даже великий Бетховен в своей единственной опере «Фиделио» вдохновлялся именно творчеством французского итальянца, а его «Реквием» он считал лучшим траурным сочинением и под звуки которого был похоронен, хотя оно посвящено памяти казненного короля Людовика XVI.
После падения Наполеона и реставрации монархии Керубини теряет интерес к оперному жанру, ведь «опера спасения» больше не актуальна — на смену ей идет новая, романтическая опера Вебера, Спонтини, Мейербера и других авторов. За последние 30 лет своей жизни он лишь 4 раза обращается к музыке для театра, хотя ранее писал ее чуть ли не ежегодно, зато сосредотачивается на духовных и инструментальных сочинениях — мессах, квартетах, сонатах, а также погружается в преподавание. В 1822 году он становится директором Парижской консерватории, которую сам же и основал. У него там учатся Обер и Галеви, он принимает туда строптивого Берлиоза, с которым у него натянутые отношения, а вот Листу и Шопену, как иностранцам, в приеме отказывает, что не мешает ему дружить с польским музыкантом, а также с художником Энгром, написавшим ряд его портретов.
Керубини умер в возрасте 81 года и похоронен под звуки своего второго Реквиема, написанного им незадолго до смерти, на знаменитом парижском кладбище Пер-Лашез. Через 7 лет рядом с его могилой будет погребен Шопен. В ХХ веке музыка Керубини вновь возрождается после долгого забвения, благодаря, прежде всего, великой Марии Каллас, которая впервые за многие десятилетия исполнила главную партию в его опере «Медея». А в 2004 году дирижер Риккардо Мути основал Молодежный симфонический оркестр, носящий имя одного из величайших итальянских композиторов всех времен.
Текст — Анатолий Лысенков.