Оборин Лев Николаевич

11.09.1907 – 05.01.1974

Аполлонический Лев Оборин

В одном из спальных районов Москвы более полувека работает музыкальная школа, носящая имя выдающегося советского пианиста Льва Николаевича Оборина. Особый статус, рождающий прямые ассоциации с творчеством народного артиста СССР, учебное заведение получило сравнительно недавно — в 2007 году, в столетнюю годовщину со дня рождения музыканта. «Фамильная» табличка далась сплочённому педагогическому коллективу нелегко: пришлось преодолевать бюрократические барьеры и чиновничью волокиту. Сегодня учреждение называется Первая московская школа искусств имени Л. Н. Оборина.
Слово «первый» — ключевое в биографии артиста. Оборин триумфально выступил на Первом конкурсе пианистов имени Шопена в Варшаве — победа в 1927 году стала ошеломляющей, так как до этого никто из советских музыкантов в подобных международных состязаниях не участвовал. Девятнадцатилетний Лев Оборин, кстати, переиграл двадцатилетнего Дмитрия Шостаковича, который удостоился лишь диплома. Польская пресса с упоением писала о молодом даровании из Страны Советов, отмечая его феноменальную исполнительскую манеру, основанную на «трёх китах» — естественности, красоте, вдумчивости.
Этому фирменному стилю Оборин следовал на протяжении всей своей творческой карьеры, вместившей программы из произведений конечно же Шопена, а также Баха, Бетховена, Шумана, Рахманинова, Чайковского, Хачатуряна и других известных авторов. За играющим Обориным, как ни парадоксально, интересно наблюдать со спины. Она всегда вертикально прямая и практически неподвижная, никаких наклонов вперед и назад. Все движения в пальцах — они перебирают клавиши как чётки — звуки складываются в изысканное ожерелье. Рождающуюся красоту слушателю хочется примерить на себя и обогатиться неожиданно щедрым подношением. Артисту претила показная душевная экзальтация за роялем, он считал, что тонны чувств на сцене превращаются в духовную фальшь. За совершенное владение инструментом, соразмерность темпов, нюансов при подаче материала коллеги прозвали Оборонина аполлонической личностью.
Внешняя отстранённость Льва Николаевича продиктована его внутренним гармоничным строем мыслей и чувств. Он вырос в благополучной интеллигентной московской семье, где жила традиция домашнего музицирования, в десять лет его напутствовал Рахманинов. Потом Оборин учился не только игре на фортепиано, но и композиции, а также взял один урок по дирижированию. Его друзьями были композитор Шостакович, скрипач Ойстрах, музыкальный просветитель Соллертинский и другие знаменитости из ушедшего безвозвратно 20 столетия — века не только революций, но и музыкальных потрясений со знаком плюс.
Артист вёл активную концертную деятельность и давал по сто выступлений в год — беспрецедентная по тем временам статистика. Заряженность на работу сказывалась и на его манере преподавать. Бывшие студенты профессора Оборина — выпускники Московской консерватории — с упоением рассказывают о своём гениальном учителе, скончавшемся уже в довольно далёком 1974 году. Цепь поколений рано или поздно оборвётся. Памятью о большом артисте может оставаться даже маленькая табличка на входе в детскую музыкальную школу. Но все же лучше, если вывеска будет огромной и соизмеримой с талантом феноменального пианиста.
Вспоминая уроки Льва Оборина, Михаил Воскресенский с большой теплотой отзывается о своём учителе: «Оборин принадлежал в чем-то к интеллигенции XIX века. Огромная культура, энциклопедические знания, большой талант и в то же время благородство натуры и тонкая деликатность во всем. Будучи и композитором, и дирижёром, и блестящим пианистом, Оборин никогда не давил своим авторитетом, давал свободу выражения ученику, но был непримирим к мельчайшему искажению вкуса и стиля».
«Ему не грешно поклониться, ибо он творит красоту» — говорил Кароль Шимановский об Оборине.
С именем Льва Оборина связано зарождение и формирование всей советской исполнительской школы. Одержав блестящую победу в 1927 году на Первом международном конкурсе имени Шопена, 19-летний московский музыкант выдвинул отечественный пианизм на мировой уровень.
Его талант развивался в лучших русских традициях. Пианист начинал свою карьеру параллельно с композиторской деятельностью. После занятий с Е. Ф. Гнесиной в музыкальном училище Оборин поступил в консерваторию сразу на два факультета. По композиции он учился сначала у Г. Э. Конюса и Г. Л. Катуара, а затем у Н. Я. Мясковского. Его сочинения заслужили положительную оценку В. Я. Шебалина. С большой симпатией к его творчеству относился и В. Э. Мейерхольд, с которым молодого пианиста связывала дружба и общая работа (Оборин занимался музыкальным оформлением некоторых театральных постановок режиссёра, а также писал к ним музыку). И хотя дальнейшего развития его творчество не получило, композиторский опыт оказывал исполнителю неоценимые услуги.
По фортепиано в консерватории и аспирантуре он занимался в классе К. Н. Игумнова и стал прямым продолжателем его лучших традиций. Как и его учитель, Оборин не терпел ничего крайнего, чрезмерного, преувеличенного. Творческие замыслы пианиста отличали безупречный вкус и гармоническая уравновешенность. Стиль его игры был прост и лаконичен. Его пианизм прославился особой певучестью, вокальностью.
Лев Оборин считался одним из лучших интерпретаторов Шопена, Чайковского, Рахманинова. Однако его репертуар не ограничивался только музыкой романтического направления. Очень близки Оборину были сочинения Бетховена, которые принесли музыканту немало творческих удач. Значительное место в исполнительской практике пианиста принадлежало современной фортепианной литературе: он исполнял произведения Н. Мясковского, В. Шебалина, А. Хачатуряна; всегда охотно музыкант играл С. Прокофьева и Д. Шостаковича.
Запомнился слушателям Оборин и как превосходный ансамблист. Сонатные вечера с Д. Ойстрахом, выступления в трио с Д. Ойстрахом и С. Кнушевицким, концерты с Квартетом им. Бородина, Квартетом им. Бетховена вошли навсегда в золотой фонд камерного музицирования.
Л. Н. Оборин начал педагогическую деятельность в Московской консерватории в 1930 году. Завершилась она в декабре 1973 года, накануне его кончины. Школа Оборина успешно развивается сегодня в деятельности его учеников и получила международное признание; более двадцати лауреатов, подготовленных Обориным, успешно концертировали и концертируют в различных странах мира. Среди его воспитанников — Г. Рождественский, К. Хачатурян, Б. Землянский, В. Ашкенази, М. Воскресенский, Э. Миансаров, А. Бахчиев, Т. Алиханов, Д. Сахаров, А. Селивохин, Л. Дедова, А. Севидов и многие другие известные музыканты.