Мелик-Пашаев Александр Шамильевич

10.10.1905 – 18.06.1964
Всю свою сравнительно недолгую жизнь он отдал опере — более 40 лет, 30 из которых — в Большом театре, где последние 10 был его руководителем.
С его именем связан наивысший расцвет московского Большого театра, совпавший с серединой прошлого века, когда там блистали выдающиеся певцы Лемешев, Вишневская, Архипова, Петров, Анджапаридзе и другие, спектакли ставил знаменитый режиссер Покровский, а за пультом стояла плеяда прекрасных дирижеров — Пазовский, Голованов, Хайкин, Файер… Одной из главных фигур в этом созвездии артистов был, безусловно, сам Александр Шамильевич, особенно в «золотое десятилетие» его художественного руководства главной музыкальной сценой страны. При его непосредственном участии было поставлено множество интереснейших спектаклей, почти каждая премьера становилась важнейшим культурным событием, вызывавшим жгучий интерес публики и высокую оценку критиков, а труппа не уступала по уровню ведущим зарубежным коллективам. Не случайно, именно Мелик-Пашаева упоминают чаще всего, когда речь заходит о важнейших этапах развития Большого театра.
Он родился в столице Грузии Тифлисе (сейчас Тбилиси). Младший из шести сыновей, он вместе с братьями учится музыке частным образом на дому, а в свободное время регулярно посещает городской оперный театр, слушает местных и приезжих исполнителей, и вскоре становится его завсегдатаем, наизусть знающим арии из многих классических опер. В 16 лет он уже работает там пианистом-аккомпаниатором, а в 18 начинает дирижировать спектаклями, оставаясь в этом деле абсолютным самоучкой. Заметив успехи юного музыканта, руководство молодой кавказской республики посылает его учиться в Ленинградскую консерваторию, где он за 2 года проходит полный 5-летний курс обучения у знаменитого профессора Гаука, воспитавшего также Светланова, Мравинского и других известных отечественных дирижеров. Уже через год после получения диплома Мелик-Пашаев навсегда покидает родной город и поступает работать в Большой театр СССР, с которым будет связан до конца жизни.
Его дебют на московской музыкальной сцене в «Аиде» Верди стал началом новой эпохи в истории советского оперного искусства. 26-летний маэстро наизусть проводит весь спектакль, ставший одним из лучших в его репертуаре, и сразу же покоряет столичную публику своим высочайшим мастерством. Далее следуют всё новые премьеры и постановки, среди которых и жемчужины оперного наследия — «Отелло», «Князь Игорь», «Пиковая дама», и произведения современных композиторов — «Катерина Измайлова», «Броненосец „Потёмкин“», «Абесалом и Этери»… Он творчески и вдохновенно подходит к каждому выступлению, оттачивая все детали исполняемой музыки, сам часто готовит с певцами их партии, при этом никогда не дирижирует двумя операми подряд, чтобы избежать автоматизма, механичности исполнения. За 30 с лишним лет работы в Большом им проведено свыше двух тысяч спектаклей, не считая симфонических концертов. Даже во время войны, когда Мелик-Пашаев вместе с театром был эвакуирован в Куйбышев (ныне Самару), он продолжает работать, выступать, и даже сочинять. Им, в частности, написаны 2 оперы, симфония и ряд других произведений. Кроме того, он дирижирует конкурсом на создание нового Государственного гимна, и в ночь на 1 января 1944-го этот шедевр Александрова впервые звучит по Всесоюзному радио под его управлением.
После войны начинается новый этап в карьере музыканта. Он назначается главным дирижером Большого театра и доводит его спектакли до идеального уровня. Маэстро приглашают на гастроли за рубеж, и он первым среди своих коллег пробивает в «железном занавесе», созданном вокруг советской страны, музыкальное «окно в Европу». Своеобразным ответом на его прорыв стал приезд в Москву в 1959 году знаменитого тенора из миланского театра «Ла Скала» Марио дель Монако, который триумфально поет в опере «Кармен» с нашей восходящей звездой Ириной Архиповой под блестящее оркестровое сопровождение Мелик-Пашаева. Еще через 5 лет уже вся эта легендарная итальянская труппа посетила СССР, но дирижер не дожил буквально трех месяцев до их визита, состоявшегося осенью 1964 года. Он похоронен на Новодевичьем кладбище вместе со своими соратниками по сцене — Лемешевым, Головановым, Самосудом, Покровским, Архиповой, Вишневской. А на следующий год после его смерти запись оперы «Борис Годунов» под управлением Мелик-Пашаева получила американскую премию Грэмми. Таким образом, он оказался первым советским дирижером, удостоенным этой престижной награды. Первым же ее обладателем среди всех отечественных исполнителей стал чуть раньше, в 1961-м, пианист Святослав Рихтер.
Текст — Анатолий Лысенков.