Ляпунов Сергей Михайлович

30.11.1859 – 08.11.1924
Он — один из последних продолжателей традиций «Могучей кучки», созданной в 19 веке Милием Балакиревым. И хотя сам никогда не входил в эту музыкальную группу, просуществовавшую сравнительно недолго, но всячески поддерживал ее основателя, оставшегося совсем одиноким в конце жизни, и по мере сил развивал заложенные им творческие принципы и художественные идеи.
Этот старинный дворянский род, идущий чуть ли не от Рюрика и ведущий начало от одного из его потомков — Ляпуна Осинина, дал России многих выдающихся людей, известных и по событиям Смутного времени, которые участвовали в свержении лже-царей и их польских покровителей, ив современной отечественной науке. Так, папа нашего героя — видный ярославский астроном, основатель городской гимназии, а двое из трех его сыновей — крупные российские ученые, математик и филолог. Но только один из них — средний — становится музыкантом. После смерти отца семья переезжает в другой волжский город — Нижний Новгород, где он поступает в только что открывшиеся там классы Русского музыкального общества, основанного братьями Рубинштейн. По совету младшего из них, Антона Григорьевича, 18-летний Ляпунов едет учиться в Московскую консерваторию у пианиста Клиндворта — представителя виртуозной листовской школы; у композитора Танеева — единственного ученика Чайковского, и у знатока православного церковного пения Разумовского. Завершив учебу в 1883 году, юноша отдает воинский долг государству, отслужив в армии, а потом отправляется в столицу империи Петербург, где знакомится с Балакиревым, кстати — нижегородцем по рождению, и это событие в корне меняет его жизнь. Отныне он становится горячим балакиревским приверженцем и ближайшим другом, помогает ему во всех его начинаниях: работает в основанной им Бесплатной музыкальной школе и даже возглавляет ее, сменяет его в качестве руководителя Придворной певческой капеллы, редактирует вместе с ним собрание сочинений Глинки — самое полное на тот момент. Их объединяют также общие религиозные воззрения и интерес к православной духовной музыке. Под влиянием своего кумира, в частности, его фортепианной фантазии «Исламей», Ляпунов развивает виртуозный стиль пианизма, восходящий к Листу, и создает, по примеру венгерского гения, свои «Двенадцать трансцендентных этюда» для фортепиано. Как кучкисты и их руководитель, он увлекается фольклором, не только русским, но и восточным, записывает его в поездках по стране, обрабатывает и использует в своих произведениях— увертюре на народные темы, симфонической поэме «Гашиш» и ряде других. После смерти Балакирева, завещавшего ему авторское право на свои сочинения, заканчивает некоторые его незавершенные работы, в том числе фортепианный концерт.
Кроме того, Ляпунов много преподает, в том числе и в Петербургской консерватории, где ему, уже после Октябрьской революции, предлагают вести курс церковного пения и доверяют роль старосты в консерваторской церкви, за что он даже попадает под пролетарский суд. Итог этих драматических событий — вынужденная эмиграция за рубеж и смерть от инфаркта в Париже всего за несколько дней до 65-летия композитора.
Глава большого семейства и отец семерых детей, он похоронен на парижском кладбище Батиньоль, центре упокоения русской диаспоры, где находятся еще могилы художника Бакста, министра Временного правительства Милюкова, мецената Рябушинского и певца-баса Шаляпина. Прах последнего, правда, позже был перенесен в Москву. А также здесь погребены великие поэты Франции — Поль Верлен и Андре Бретон.
Текст — Анатолий Лысенков