Кунау Иоганн

06.04.1660 – 05.07.1772

Предшественник Баха в Лейпциге

Великого Баха называют «лейпцигским кантором» за должность в церкви Святого Фомы этого города — последнюю и вершинную точку в его жизни и карьере. Но у него был предшественник, которого он сменил на этой должности и который уже хотя бы поэтому мог бы остаться в истории музыки. И он в ней, действительно, остался, хотя не только как баховский «Иоганн-предтеча», но и как вполне самостоятельный и интересный музыкант, сыгравший важную роль в развитии ряда форм и жанров музыкального искусства.
Он родился в небольшом городе Гайзинг на востоке Германии, рядом с чешской границей, в семье по фамилии Кун, чьи корни идут из Богемии. Перебравшись в Саксонию, они стали называть себя на немецкий лад Кунау. Образование мальчик получил в ближайшем к его малой родине крупном центре Дрездене — в знаменитой местной Кройцшуле — школе при церкви Святого Креста, насчитывающей несколько столетий. За 10 лет пребывания здесь он поет в церковном хоре, осваивает музыкальные дисциплины и языки — латынь, французский, итальянский. После ломки голоса юноша переезжает в другой приграничный город Циттау, на этот раз неподалеку от Польши, где играет на органе в церкви и обучается в местной гимназии. Окончив ее, он едет в Лейпциг — столицу Саксонии ‑ и поступает там в университет на юридическое отделение и одновременно пробует добиться места органиста в Томас-кирхе ‑ главной церкви города, что ему удается, правда, не с первой попытки, а только через 2 года.
Получив диплом юриста, Кунау получает дополнительный источник существования и создает семью, но главные силы все равно отдает музыке. Он пишет ряд научных трудов, посвященных различным вопросам музыкальной теории — ритму, гармонии, теории аффектов. Кроме того, создает произведения беллетристического плана, в частности, шутовской роман «Музыкальный шарлатан», в котором критикует преклонение перед зарубежной музыкой, в первую очередь, перед итальянской оперой. Тогда же появляются его знаменитые клавирные упражнения — 4 сборника пьес для клавира, в которых впервые встречаются многочастные сольные сонаты для этого инструмента. Раньше такое название носили только произведения для струнных в сопровождении бассо-континуо. Самая известная среди них ‑ «Давид и Голиаф», где в каждой из частей изображаются оба этих библейских героя, их поединок между собой и победа первого над вторым.
Кульминацией и наградой творческих исканий Кунау, как впоследствии и его преемника Баха, становится долгожданный пост «лейпцигского кантора» ‑ музыкального директора церкви Святого Фомы, который он занимает после смерти своего предшественника и земляка Иоганна Шелле, ученика великого Шютца, обойдя четырех других претендентов. И эта соревновательная традиция продолжается до сих пор. Всего за 7 с лишним веков существования Томас-кирхе ее возглавляли десятки различных музыкантов, и каждому приходилось выдерживать строгий отбор и состязаться с другими соискателями. Помимо управления церковным хором, в обязанности его руководителя входила также ответственность за всю остальную музыку города, включая выступления так называемой «Музыкальной Коллегии» — любительского общества исполнителей, составленного из студентов университета и простых горожан. И вся эта огромная нагрузка ложилась на плечи одного человека, что совсем нелегко даже для профессионального музыканта. Тем не менее Кунау проработал на этом посту почти 20 лет, а весь его стаж пребывания в Лейпциге продлился вдвое дольше. Он умер в возрасте 62 лет, успев до того пару раз увидеться и пообщаться со своим великим сменщиком. Однажды оба вместе играли на открытии нового органа в Галле, родине Генделя, а затем и сам Бах, работая капельмейстером в Кетене, приезжал в саксонскую столицу дирижировать одной из своих кантат.
Текст — Анатолий Лысенков.