Коган Леонид Борисович

14.11.1924 – 17.12.1982
Леонид Коган: скрипач-виртуоз
Мальчик, который станет одним из самых выдающихся скрипачей своего поколения, с раннего детства был влюблён в музыку. Отец привил ребёнку интерес к этому сложному инструменту, и уже с трёх лет Лёня не расставался со скрипкой: «В пять лет я уже пробовал сам играть на ней, но дотянуться левой рукой до шейки инструмента, как это делал отец, не удавалось. Меня это страшно злило. После долгих моих просьб родные купили мне маленькую скрипку, что было для меня огромной радостью».
Возможно, окончательное решение стать профессиональным музыкантом мальчик принял в 1934 году — в Москву приехал Яша Хейфец, один из величайших скрипачей 20 века. Девятилетний Лёня Коган с восторгом прибегал на все его концерты. С того момента Хейфец становится для мальчика идеалом, который будет вдохновлять его всю жизнь.
Решающую роль в развитии молодого музыканта сыграл педагог Абрам Ямпольский. Попасть к этому замечательному учителю Когану повезло ещё в Центральной детской музыкальной школе. Ямпольский выделял юношу среди всех своих воспитанников и регулярно помогал устраивать его концерты. Вскоре о Леониде Когане заговорили в московских музыкальных кругах, и к моменту поступления в консерваторию его имя было хорошо известно публике. Во время учёбы Коган сумел завоевать сердца и самых взыскательных слушателей. Преподавателей консерватории молодой скрипач поразил потрясающим исполнением каприсов Паганини (причем всех 24-х!) — этот композитор надолго станет его любимым автором.
Ещё будучи студентом, Леонид Коган часто гастролировал за рубежом. С концертами он объездил почти всю Европу, побывал в Северной и Южной Америке, Новой Зеландии. Мировая пресса заговорила о «советском Паганини» после брюссельского конкурса имени королевы Елизаветы — в 1951 году Коган завоевал первый приз этого сложнейшего состязания, поразив слушателей вдохновенной и виртуозной игрой.
Леонид Борисович обожал выступать перед публикой, и в сезоне 1956/57 годов он устроил цикл концертов, который охватил практически всю историю скрипичной музыки. Коган исполнял не только классические, но и современные произведения. Композиторы Арам Хачатурян, Тихон Хренников, Кара Караев и другие выдающиеся авторы посвящали ему свои работы. Тёплые дружеские отношения связывали Леонида Когана с коллегами-музыкантами. Известная виолончелистка Татьяна Гайдамович так отзывалась о нём: «Взволнованно и страстно говорила скрипка Когана. Она искренне и вдохновенно рассказывала о трагических коллизиях человеческой жизни, о надеждах и утратах, мечтах и разочарованиях. Забыты были все опасения. Слушатели, подчиняясь магии искусства Леонида Когана, постигали сочинение, восхищаясь оригинальностью композиторского замысла».
Он часто выступает с открытыми камерными вечерами — его знаменитое трио с Эмилем Гилельсом и Мстиславом Ростроповичем, а также семейный ансамбль с супругой Елизаветой Гилельс и сыном Павлом становятся известными на всю страну. В 1966 году послушать, как Коганы исполняют Концерт для трёх скрипок Франко Маннино, прилетел из Италии сам автор. Вечер стал триумфальным.
С конца 1950-х Леонид Борисович регулярно становится членом жюри международных музыкальных конкурсов. Многим он запомнился и как председатель жюри Конкурса имени Чайковского — этот пост он занимал дважды, в 1978 и 1982 годах. Многие ученики Когана позже стали лауреатами этого и других престижных смотров — среди них Нана Яшвили, Сергей Кравченко, Андрей Корсаков, Маюми Фудзикава.
Коллеги писали, что Леонид Борисович всё время жил в бешеном темпе. Последние годы не стали исключением. Скрипач постоянно давал концерты, а также принимал участие в киносъёмках. В фильме «Николо Паганини» именно Леонид Коган озвучил скрипку итальянского виртуоза.
«Леонид Коган был редкостно добрым человеком, сердечным, отзывчивым, я бы даже сказал, сердобольным. Он принимал деятельное участие не только в судьбах своих учеников, но и многих музыкантов, жизнь которых не всегда складывается просто. И неизменно делал это скромно, мягко, не афишируя своего благородства, как часто случается. Здесь не было позы, просто такова была сущность его натуры. В любом деле, если шла борьба за правду, восстановление справедливости, истины, на Когана можно было смело положиться. Тут он не жалел ни сил, ни нервов, ни времени. Неоднократно, и у нас в стране, и за рубежом, мне доводилось наблюдать, как само имя этого артиста сближало даже незнакомых между собой людей, становилось своеобразным паролем, открывающим сердца», ‑ писал Родион Щедрин.
Текст: Анна Чичагова