Калинников Виктор Сергеевич

20.02.1870 – 23.02.1927
Его часто путают со старшим, рано умершим братом Василием, автором знаменитой симфонии соль-минор — одной из лучших в отечественной классической музыке, который, действительно, оказал на него большое влияние. Впрочем, оба они вполне самодостаточны и индивидуальны, как и художники Васнецовы — Виктор и Апполинарий, тоже родные братья.
Оба они родом из Мценского уезда Орловской губернии, воспетого их земляком-писателем Лесковым. Отец мальчиков, небогатый чиновник, получивший дворянство за безупречную службу, сам очень любил музыку и даже руководил любительским хором в местной церкви. Именно он привил своим детям тягу к искусству, образованию и культуре, отправив их сначала в Орел, где они учились в духовной семинарии, а затем и в Москву. Там братья заканчивают Музыкально — драматическом училище при Московском филармоническом обществе, которое было некой альтернативой консерватории и находилось рядом с ней. (Теперь это Академия театрального искусства — ГИТИС). Среди выпускников этого учебного заведения Кусевицкий, Москвин, Мейерхольд, Собинов, Свешников и другие видные артисты и музыканты, а в числе преподавателей — критик Кругликов и режиссер Немирович-Данченко. Первый из них, ученик Римского-Корсакова, друг Шаляпина и Рахманинова, помогает братьям делать первые шаги в творчестве, способствует их трудоустройству. Именно ему Калинников-старший посвящает свою гениальную 1-ю симфонию. Второй на основе своего студенческого курса 1898 года создает, вместе со Станиславским новый, Художественный театр МХТ, вскоре ставший ведущим в России. Сюда он приглашает в качестве музыкального руководителя Калиникова — младшего. Но с этого момента их пути расходятся. Василий неожиданно заболевает туберкулезом и переезжает, как и Чехов, в Ялту, где вскоре умирает в весьма молодом возрасте. А Виктору довелось дожить до Советской власти.
В том же 1898 году он поступает преподавателем в Синодальное училище, готовящее регентов и церковных певчих, и сам активно работает в этой сфере — пишет духовные и светские хоры, а также детские песни и хоровые обработки народных мелодий. Его произведения, как для церкви, так и для концертной сцены, отличаются мелодической напевностью, красочностью, плавным и естественным развитием голосов. Им свойственны пейзажность, картинность, повествовательность. В них развиваются традиции отечественных композиторов-классиков — Бортнянского, Глинки, Чайковского, кучкистов, соединенные с элементами народного пения и музыки для церкви. В своем творчестве он стоит в одном ряду с другими представителями так называемого «нового направления в русской духовной музыке» того времени — Кастальским, Гречаниновым, Чесноковым. Многие его вокально-хоровые миниатюры звучат и сегодня. Это «Элегия» и «Осень» на стихи Пушкина, «Зима» (Баратынский), «Жаворонок» (Жуковский), «Звезды меркнут» (Никитин), а также части православной Литургии — «Свете тихий», «Ныне отпущаеши», «Херувимская».
Кроме того, Калинников руководит исполнительскими коллективами в различных московских училищах, в том числе в Высшем техническом (ныне имени Баумана), входит в Музыкально-этнографическую комиссию при Московском университете, составляет и редактирует сборники народных песен и делает их обработки. Особенно широко эта деятельность развернулась после Октябрьской революции, когда он становится сотрудником музотдела Наркомпроса и членом комиссии по детскому образованию и воспитанию при Моссовете, делает переложения для хора романсов Мусоргского, Бородина, Аренского и пролетарских гимнов «Марсельеза» и «Интернационал», получает звание профессора Московской консерватории после вхождения в нее Синодального училища. Однако бурные военно-революционные события в России сказались на здоровье Калинникова. Он умер в поселке Салтыковка недалеко от Москвы от туберкулеза, как и его любимый брат, всего через 3 дня после своего 57-летия.
Текст — Анатолий Лысенков.