Цемлинский Александр

14.10.1871 – 15.03.1942
  • Австрия
  • США
  • Чехия

Последний романтик австрийской музыки

Он создавал свои произведения на рубеже ХIХ-ХХ веков и стал одним из последних представителей австро-немецкого музыкального романтизма.
Расцвет его творчества пришелся на начало и первую половину прошлого столетия, когда на смену уходящему романтизму в музыке пришли новые художественные течения — импрессионизм, атонализм, додекафония, серийность. Они резко контрастировали с предшествующим периодом развития музыкального искусства вплоть до полного отрицания таких вечных и незыблемых его понятий, как тональность, мелодия, гармония, консонанс, жанрово-бытовые и народно-песенные истоки. Конечно, такой переход был продиктован внутренней, имманентой эволюцией самого музыкального языка, открывавшей перед композиторами невиданные ранее широчайшие возможности для воплощения самых смелых и неожиданных образов, замыслов и прочих творческих экспериментов, отвечавших новым реалиям и условиям общественной жизни. Но далеко не все авторы могли сразу и полностью отказаться от традиционных приемов и правил, сложившихся веками, и продолжали опираться на них в своих произведениях. Именно таким был Цемлинский, вращавшийся в кругу самых радикальных новаторов своего времени — Шёнберга, Берга, Шрекера, Корнгольда, будучи при этом их учителем и духовным наставником. Он даже состоял в родстве с самым главным из них — основатель «шёнберговской» 12-тоновой системы был его зятем. Тем не менее, в собственном творчестве он сохранял верность заветам своих старших современников и кумиров, прежде всего Брамса и Малера, и стал одним из последних продолжателей и последователей их направления — музыкального романтизма.
Цемлинский родился в Вене и был представителем многочисленной и талантливой еврейской общины Австро-Венгрии, давшей империи Габсбургов на рубеже ХХ века таких крупных деятелей науки и культуры, как психолог Фрейд, композиторы Малер и Шёнберг, писатели Кафка и Цвейг, драматург Гофмансталь, пианист Шнабель, художник Герстль. Мальчик с детства проявляет значительные музыкальные способности, играет на органе в местной синагоге и в 13 лет поступает в Венскую консерваторию, где занимается по фортепиано у профессора Доора, ученика Черни и бывшего коллеги Чайковского по Московской консерватории, которому Петр Ильич посвятил свой Вальс-каприс, опус 4.
Другой педагог Цемли́нского, известный композитор Фукс знакомит его со своим другом Брамсом, и тот высоко оценивает талантливого студента, рекомендуя его крупному издателю Зимроку. Благодаря этой поддержке он вскоре получает признание в музыкальных кругах Вены, начинает давать уроки композиции, работает дирижером в различных театрах города. С успехом проходят премьеры его новых сочинений — опер, симфоний, хоровых и вокальных циклов. Однако, после смерти своего кумира и старшего коллеги Малера, Цемли́нский остро переживает эту потерю и покидает Вену на целых 16 лет, возглавив Оперный театр и Академию музыки в Праге. Благодаря своей плодотворной деятельности в столице Чехословакии он обретает европейскую известность, и в 1927 году его приглашает знаменитый маэстро Клемперер в руководимый им берлинский театр Кроля. В это же время конца 20-х — начала 30-х годов они активно гастролируют по разным странам, включая СССР, где их принимают с огромным энтузиазмом. Ну, а после прихода к власти фашистов и введения запрета занимать евреям государственные должности, оба эмигрируют в США. Интересно, что данный антисемитский закон был принят парламентом Рейха в том же самом театре, где они работали, поскольку Рейхстаг был на ремонте после знаменитого «пожара» 1933 года.
Однако за океаном пути двух музыкантов разошлись навсегда. Немецкий дирижер возглавил один из лучших американских оркестров, Лос-Анджелесский, а его австрийский партнер оказался никому не нужен со своими академичными сочинениями, казавшимися всем устарелыми, тем более что большая часть их осталась в Европе. Отчаявшийся Цемлинский вскоре заболел и умер в Нью-Йорке, всеми забытый. Ему было 70 лет, как и его русскому коллеге Рахманинову, тоже скончавшемуся в Америке через год. Оба они остались без родины и умерли на чужбине, при этом всегда писали красивую, лиричную и задушевную музыку, с четкой опорой на тональность, но без каких-либо заумных ухищрений и новомодных авангардных приемов, близкую и понятную любому слушателю, и воспринимались порой не как современные авторы, а как некие отголоски прошлого, романтичного ХIХ века. Зато сегодня их сочинения входят в репертуаре самых известных музыкантов и постоянно звучат на концертной эстраде. Правда, наш соотечественник покоится в Штатах, недалеко от Нью-Йорка, а прах Цемлинского был перевезен на родину и перезахоронен на Центральном кладбище Вены рядом с могилами Бетховена, Шуберта, Брамса, Шенберга и других гениев, живших и творивших в этом музыкальном городе.
Текст — Анатолий Лысенков