Брендель Альфред

род. 05.01.1931

Невыносимая лёгкость бытия Альфреда Бренделя

Величайший из ныне живущих мастеров фортепианного искусства Альфред Брендель более десяти лет не выходит на сцену, но интерес к его творчеству не пропадает, а наоборот захватывает новые ниши слушательской аудитории. Действительно, в голове не укладывается, как человек, зачитывающийся комиксами, собирающий примитивные маски, коллекционирующий газетные ляпы, увлекающийся садоводством и наслаждающийся жизнью в самых банальных, бытовых её проявлениях, смог записать себе в союзники утончённых гениев — Моцарта и Гайдна, распознав в их музыке чудодейственную простоту, а также юмор и непринуждённую фантазийность. Даже критики Бренделя, коих немало, вынуждены признать совершенным исполнение австрийским пианистом сонат венских классиков.
Брендель за свою долгую, более чем полувековую карьеру, приучил публику к непафосному Бетховену, обычно ассоциирующемуся с эстетикой «Sturm und Drang». Искусство мастера проникнуто внутренним покоем, оно удивительно комфортно, не просит бури и не захлёбывается в мятежном порыве. Нотные тексты великих авторов маэстро пропускает через призму собственных мироощущений. Может быть, поэтому Брендель с его высоченным ростом, практически складываясь пополам перед роялем, выглядит естественным даже на самых, на первый взгляд, неподходящих для сольного музицирования концертных площадках.
Знакомство отечественных меломанов с творчеством Альфреда Бренделя произошло в 1988 году. Пианист играл сначала в Ленинграде, а потом Москве. Столичное выступление оказалось нелепым во всех отношениях. Трудно сказать, кто и зачем, по неопытности или по глупости, отправил уже известного на весь мир исполнителя в Колонный зал Дома Союзов, где акустика никак не приспособлена для живого звука. Стоит ли удивляться тому, что исполнение Бренделем сонат Шуберта, к слову сказать, и так не очень «раскрученных», особенно яркого впечатления не произвело.
Брендель после невразумительного вечера, фактически сорванного во многом не по его вине, не устроил скандала. Он наказал московскую публику предельно жёстко. Следующий концерт мастера состоялся в Первопрестольной лишь через двадцать лет. В 2008 году Брендель объявил, что прощается со сценой и устраивает гастрольный тур. Единственный вечер мегазвезды прошёл уже в Большом зале консерватории.
Только не знающие самокритичного музыканта люди могли допустить, что в афише не будет Шуберта. Его последней си-бемоль мажорной сонате было отдано второе отделение. Весь мир, все краски, все чувства, существующие на планете, уместились в примерно тридцати семи минутах — столько звучит этот шедевр в исполнении Бренделя. Публика, к тому моменту знающая научные, философские, художественные познания артиста, наслышанная о его увлечении книгами Томаса Манна и современной архитектурой, читая в переводе его удивительно тонкие и лёгкие в понимании стихи, наконец, выпущенный годом ранее обновлённый сборник эссе «Альфред Брендель о музыке», понимала, что, слушая последнее сочинение Шуберта, прощается с великим пианистом. Злопыхатели, негодующие по поводу ровного отношения австрийца к Рихтеру и открытого неприятия Гульда, вынуждены были расписаться в собственной недальновидности. Бренделю явно есть место в списке фортепианных титанов.
Пианисту 89 лет, он стоит на пороге юбилея, который выпадает на 5 января 2021 года. Музыкальной общественности нужно очень постараться, чтобы празднества в честь музыканта, подданного Её Величества Королевы Великобритании, удалось отметить нетривиально. Иначе виновник торжества может разразиться в адрес организаторов ироничной тирадой или же едкой карикатурой, элегантно упаковав свое послание.
В детстве он не смог получить систематического музыкального образования из-за бушевавшей тогда II мировой войны, но стал всё же одним из ведущих исполнителей нашего времени.
Семья его отца-предпринимателя скиталась в 30-40 годы ХХ века по городам Чехии, Австрии и Хорватии, где одаренный мальчик с детства занимался с различными педагогами и обучался в разных учебных заведениях. В числе его первых наставников были и весьма незаурядные личности, например — воспитанница ученика Листа. Но в основном он развивался самостоятельно, слушая пластинки, посещая концерты и спектакли, и уже в 17 лет дает в австрийском Граце дебютный сольный концерт, включив в него классику и свое собственное сочинение. Именно с этого момента начинается его длительная исполнительская карьера, продолжавшаяся ровно 60 лет. За это время никому не известный музыкант экстерном заканчивает Венскую консерваторию и ищет свое место в музыкальном искусстве. Его выступления все чаще вызывают интерес у публики, а записи пользуются нарастающим спросом, хотя происходит это далеко не сразу. Еще в течение многих лет он, компенсируя пробелы в своем профессиональном образовании, совершенствуется под руководством знаменитых музыкантов, посещает мастер-классы Фишера, Штейермана, Баумгартнера. Одновременно Брендель подбирает и оттачивает свой репертуар, состоящий преимущественно из произведений венских классиков и австро-немецких романтиков. К началу 70-х годов прошлого столетия количество переходит в качество — Брендель стремительно врывается в мировую фортепианную элиту, обойдя большинство своих сверстников и соотечественников — Демуса, Гульду, Бадуру-Шкоду и многих других, начинавших вместе с ним.
Своеобразие и оригинальность игры пианиста заключаются в том, что он очень внимательно и скрупулезно подходит к исполняемой музыке, стремясь подчеркнуть и усилить в ней замысел композитора. При этом собственное «я» исполнителя, по его мнению, не должно влиять на результат и оставаться как бы в стороне. «Я носитель традиции, в которой произведение и его автор диктуют мне, как играть, а не наоборот», — таково творческое кредо музыканта, которое в подавляющем большинстве случаев дает потрясающий результат. Музыка в интерпретации Бренделя всегда остается ясной, понятной и очень удобной для восприятия слушателей. Правда, некоторым критикам такой подход порой кажется суховатым и примитивным, но их явное меньшинство. Репертуар музыканта строго ограничен произведениями Гайдна, Моцарта, Бетховена, Шуберта, Листа и некоторых других композиторов. Зато там практически отсутствуют Бах, Шопен, Дебюсси, Чайковский, Рахманинов, музыка которых остается в стороне от его творческих интересов. Но и в этих, казалось бы, ограниченных рамках пианист реализует до конца все предоставленные ему возможности. Так, он в течение своей долгой карьеры регулярно играет целиком все сонаты и концерты Бетховена, все концерты Моцарта и сонаты Шуберта, неоднократно делает их записи на пластинки. Так, огромный цикл из 32-х бетховенских сонат он записывает трижды в своей жизни и является единственным в мире музыкантом, записавшим вообще все фортепианное наследие этого композитора. О гигантских масштабах дискографии артиста говорит такой факт — к 65-летию Бренделя в январе 1996 года фирма Philips выпустила 25 CD с его работами, а через 20 лет, в честь 85-летия музыканта, компания Десса подготовила бокс-сет из 114 его компакт-дисков общим звучанием более 100 часов.
За 60 лет своей блестящей фортепианной карьеры пианист объездил многие страны мира, дважды побывал и в России. Завершив свою концертную деятельность в 2008 году, он и сейчас продолжает активно работать, дает мастер-классы, читает лекции, пишет стихи и книги о музыке, содержащие множество ярких афоризмов. Например — «Чтобы сыграть Лигети вам нужно три или пять рук», «Слово «слушать » содержит те же буквы, что и слово «безмолвный» и т. д. За свой колоссальный вклад в музыкальное искусство Брендель удостоен массы престижных наград и премий, включая звание кавалера Британской империи, в столице которой проживает уже полвека. Не имея никаких официальных дипломов и аттестатов, он является почетным доктором Оксфорда, Кембриджа, Йелля, Джульярда и других знаменитых высших учебных заведений. А один из музыкальных журналов в 2012 году поставил его на 8 место среди величайших пианистов всех времен.
Текст — Анатолий Лысенков.