Болет Хорхе

15.11.1914 – 16.10.1990

Последний пианист-романтик ХХ века

Так называли кубинца Хорхе Болета за его приверженность романтическому фортепианному репертуару, продолжившего тем самым исполнительские традиции великих романтиков.
Он родился на Кубе, но сделал карьеру в соседней Америке, как и многие его соотечественники — шахматист Капабланка, поп-певица Глория Эстефан, актер Энди Гарсиа и даже родной брат дирижер Альберто Болет.
Выходец из многодетной гаванской семьи с ранних лет мечтает стать музыкантом, слушая игру своей старшей сестры Марии, которая и дает ему первые фортепианные уроки. Через несколько лет он уже сам неплохо владеет роялем и начинает выступать публично. В 12 лет талантливый мальчик добивается стипендии на поездку в США и поступает в только что открывшийся Кёртисовский институт музыки в Филадельфии, где среди его учителей Годовский, Гофман, Розенталь — ученик Листа, и другие знаменитости. Именно здесь формируются творческие пристрастия Болета и его интерес к романтической музыке ХIХ века. Большое влияние на него оказывают и живые выступления корифеев фортепианного искусства, прежде всего Рахманинова, перебравшийся к тому времени в Америку.
Окончив учебу, Болет дебютирует с сольным концертом в знаменитом Карнеги-холле, гастролирует по Америке и Европе, побеждает на Наумбурговском конкурсе молодых исполнителей. А затем он преподает, в том числе и в своей альма-матер, где даже возглавляет фортепианный факультет. Но успешную карьеру прерывает мировая война. Молодой музыкант, принявший к тому времени гражданство США и ставший Джорджем Боле, призван в армию и служит в оккупированной Штатами Японии. Здесь он тоже не забывает о музыке и ставит в Токио для своих сослуживцев популярную английскую оперетту «Микадо» на японский сюжет, а после демобилизации возвращается домой.
Теперь перед ним открывается новая перспектива — звукозапись. Пианист начинает активно записываться на пластинки, в частности, первым выпускает на диске Второй фортепианный концерт Прокофьева с оркестром Цинциннати, дает мастер-классы, участвует в жюри первого Международного конкурса Вана Клиберна в Форт-Уорте — в общем, ведет обычную творческую жизнь, оставаясь всё же малоизвестным за пределами Нового Света.
Но все резко меняется в 1974 году. После очередного клавирабенда всё в том же Карнеги-холле, 60-летний маэстро наконец-то просыпается всемирно знаменитым. Критики и публика «вдруг» обнаруживают в его игре новые, совершенно неожиданные краски в прочтении, казалось бы, хрестоматийных, всем знакомых сочинений «классических» романтиков ХIХ века. И в самом деле — его Лист, вроде бы абсолютно бравурный и виртуозный, звучит порой необычайно нежно и тонко, а Шопен, наоборот, обретает неслыханную мощность и активность.
Болету предлагает эксклюзивный контракт фирма «Декка» — записать все листовские пьесы на 9 альбомах. Американская телекомпания A& E снимает его фортепианный урок, где он учит юных неофитов правильно трактовать Третий концерт своего кумира Рахманинова. При этом сам американо-кубинский музыкант дает по 150 концертов в год, чего раньше у него никогда не было. К тому же всех поражает его чрезвычайная легкость в прочтении сложнейших фортепианных транскрипций, не только Листа, но и его учителя Годовского ‑ этюдов Шопена и Парафраза на темы оперетты Штрауса «Летучая мышь», за что Болет получил от одного критика прозвище «расслабленный клавишный лев».
Текст: Анатолий Лысенков.