Аренский Антон Степанович

12.07.1861 – 25.02.1906
Краеведческий музей города Заволжска, что в Ивановской области, хранит неприметный экспонат: этюд местного художника Леонида Колычкова «Дом Аренского». На нём изображено главное здание усадьбы Фроловка, некогда принадлежавшей семье Потехиных-Аренских. Тяжёлая поступь прогресса не пощадила имения: ещё до социалистической революции здесь появился химический завод. Приметы времени стёрты, но места эти бережно хранят память о талантливом пианисте и композиторе Антоне (Антонии) Степановиче Аренском.
Мать будущего музыканта Надежда Антиповна Потехина вышла замуж за врача Степана Матвеевича Аренского и уехала в Новгород. Здесь 12 июля 1861 года и родился Антон. В доме часто звучит музыка: Надежда Антиповна слывёт прекрасной пианисткой и не выступает публично лишь «по застенчивости». Мама преподаёт детям уроки игры на рояле, увлекает их чтением, живописью, организует домашние спектакли и музыкальные вечера.
Слух и память у маленького Антона изумительные — незаметно для себя он осваивает несложные фортепианные миниатюры, а к девяти годам уже сочиняет несколько небольших пьес. Это утверждает родителей в намерении отдать сына обучаться музыке. В 1872 году Аренские переезжают в Петербург, и Антон продолжает музыкальное образование в столичной консерватории по классу композиции у Николая Андреевича Римского-Корсакова. Преподаватели высоко оценивают композиторское дарование Аренского — Симфоническое скерцо и «Лесной Царь» для солиста с хором на стихи Гёте, написанные для выпускного экзамена, приносят автору золотую медаль.
Почти сразу после завершения курса в 1882 году молодого человека приглашают преподавать в Московскую консерваторию. Его студентами станут Рахманинов, Скрябин, Гольденвейзер, Глиэр и другие выдающиеся музыканты. Именно Аренский введёт в учебную программу такие дисциплины, как инструментовка, фуга и класс свободного сочинения. По учебникам гармонии Антона Степановича будут обучаться многие поколения музыкантов. Но уже тогда молодой преподаватель славится разгульным образом жизни. Директор консерватории Василий Сафонов сочиняет колкую эпиграмму, начальные слова которой гласят: «Муза Аренского — не выходит из погреба ренского».
Музыкантом восторгается Чайковский: «Аренский, по-моему, имеет блестящую будущность, если встретит поощрение. В нём настоящий композиторский темперамент, настоящая творческая струнка!» Пётр Ильич немало делает для продвижения опер Аренского на сцену. В свою очередь, переписка и беседы с Чайковским оказывают сильное влияние на стиль молодого автора.
В то же время, Антон Аренский близок к «Могучей кучке», дружит со многими входящими в объединение композиторами, но держится особняком.
В 1895 году Аренский покидает Московскую консерваторию и по рекомендации Милия Алексеевича Балакирева становится управляющим Придворной певческой капеллой. В возрасте сорока лет музыкант уходит в отставку и начинает насыщенную концертную деятельность, выступая в качестве пианиста и дирижёра, продолжает сочинять.
Оперы «Сон на Волге», «Наль и Дамаянти», «Рафаэль» ставили на сцене Большого театра, а балет «Египетские ночи», написанный в 1900 году, впервые показали в Петербурге через восемь лет. Однако полнее всего лирический дар музыканта раскрывается в романсах и фортепианных сочинениях. Среди них четыре сюиты для двух фортепиано и Фортепианное трио памяти Карла Давыдова. О нём в своих «Диалогах» вспоминает Игорь Стравинский: «Аренский… относился ко мне дружелюбно, с интересом и помогал мне; мне всегда нравился он сам и, по меньшей мере, одна из его вещей — знаменитое фортепианное трио».
Следует упомянуть, что сочинения Аренского ценил Фёдор Иванович Шаляпин: в частности, пел романтическую балладу «Волки», «Детские песни» и «Менестреля». Произведения композитора исполняла и Вера Комиссаржевская в распространенном тогда жанре мелодекламации, в том числе и на текст знаменитого тургеневского стихотворения «Как хороши, как свежи были розы…».
Но вспыльчивый и неровный характер, склонность к «весёлой» жизни мешают полноценно раскрыться таланту Аренского. Одарённый композитор заболевает туберкулёзом и умирает 25 февраля 1906 года в Перк-ярви, ныне посёлке Кирилловское Ленинградской области.
Бывший наставник Аренского, Римский-Корсаков в «Летописи моей музыкальной жизни» оставит своеобразный некролог, где в одном абзаце изложит судьбу своего ученика. «Кутежи, игра в карты, безотчетное пользование денежными средствами одного из богатых своих поклонников, временное расхождение с женой, в конце концов, скоротечная чахотка, умирание в Ницце и, наконец, смерть в Финляндии. {…} По характеру таланта и композиторскому вкусу он ближе всего подходил к Рубинштейну, но силою сочинительского таланта уступал последнему, » — пишет композитор и горько предрекает: «Забыт он будет скоро…»
Но мрачное пророчество не сбылось. Современников влюбляет искренняя и изящная музыка Антона Аренского. Его композиции, по свидетельству Сергея Танеева, «примирили с новой музыкой» Льва Толстого. Писателю особенно понравилась «Испанская танцовщица» и он долго о ней вспоминал. А княгиня Мария Тенишева, чей салон часто посещал артист, писала: »…сидя дома, в любимом кресле, закрыв глаза, слушать квартет Чайковского или трио Аренского с его участием и чудным исполнением — было огромным, незаменимым наслаждением».
Последуем и мы примеру Марии Клавдиевны: вновь соберутся нарядные гости; послышится шелест нот; утихнет шёпот, и лёгкие пальцы коснутся клавиш. Будущее неведомо, а настоящее, без сомнений, прекрасно.
Текст: Мария Белоусова