Шуман Роберт

08.07.1810 – 29.06.1856
  • Германия
Роберт Шуман — немецкий композитор-романтик, писатель, критик и педагог. Еще в юности ему прочили будущее лучшего пианиста Европы, но он повредил руку и посвятил свою недолгую жизнь сочинению музыки и просветительской деятельности.
В истории музыки мало найдется примеров столь ярко одаренного разностороннего таланта, полное раскрытие которого прервала тяжелая душевная болезнь. Своим новаторским искусством он стремительно ворвался в европейскую музыку середины XIX века, внеся в нее фантастический бурлящий поток новых, смелых, неожиданных образов, мелодий и приемов их выражения, раскрыл и показал тончайшие глубины лирических чувств и переживаний человека, частично затронутые до него лишь двумя старшими современниками — Бетховеном и Шубертом, и далее подхваченные и продолженные другими гениями музыкального романтизма — Листом, Шопеном, Берлиозом, Вагнером, Мендельсоном, Брамсом, Чайковским и другими.
Огромное влияние на него оказала романтическая литература Байрона, Гейне, Жан-Поля и других писателей и поэтов, чье творчество вдохновляло его на создание собственных произведений. Среди лучших работ композитора — вокальные циклы «Круг песен» и «Любовь поэта» на гейновские стихи и увертюра «Манфред» к одноименной байроновской поэме. Не случайно, в юности он мечтал стать литератором, тем более, что его отец владел собственном издательством и привлекал к работе в нем младшего сына. Позже тот сам учреждает «Новую музыкальную газету», которую выпускает несколько лет. В опубликованных в ней статьях Роберт пишет немало образных фраз, ставших афоризмами: «Разум ошибается, чувство — никогда», «Звуки — это возвышенные слова», «Шляпы долой — перед вами гений». Кстати, свои заметки он часто подписывает именами Флорестан и Эвзебий, списанными с героев жан-полевского романа «Озорные годы» — Вальта и Вульта. Эти прототипы становятся и двумя половинками собственного шумановского «я», первый из которых олицетворяет его порывистость, стремительность, возбудимость, второй — спокойствие, меланхолию и умиротворенность. Такое «раздвоение личности» — тоже своего рода отражение психического состояния самого Шумана, которое в конце жизни обернется тяжелым нервным расстройством. Эти же персонажи выведены им в его первом крупном автобиографическом сочинении, фортепианном цикле «Карнавал», наряду с другими любимыми героями композитора — Шопеном, Паганини, Кларой Вик. Именно эта женщина, дочь его педагога, станет позже музой и женой музыканта, за которую он будет много лет бороться с ее отцом и немецким законодательством. Возможно, эта борьба тоже станет одной из причин его будущего нервного заболевания.
Фридрих Вик, один из крупнейших педагогов Германии, учившийся, кстати, в лейпцигской церкви Св. Фомы, где когда-то работал Бах, мечтал сделать из своей дочери вундеркинда, и она действительно с успехом концертирует в разных странах, выступает перед царскими особами. О вот ее супругу этого сделать не удается, он травмирует пальцы и вынужден не играть, а сочинять музыку. Как говорится — было бы счастье… Но заработок композитора и писателя не позволяет ему обеспечить их семью, где растут 8 детей, и материальная зависимость от жены тоже так или иначе отражается на его самочувствии. Даже на гастролях в России, где он встречает много друзей и почитателей, его часто спрашивают: «А вы чем занимаетесь?». Справедливости ради скажем, что Клара всю жизнь пропагандировала музыку мужа, которого она пережила на 40 лет, постоянно включала ее в свои программы, а оставшись вдовой, отказалась от ухаживаний нового немецкого гения — Брамса, провидчески оцененного Шуманом незадолго до смерти. Хотя все могло быть совсем иначе, окончи Роберт в юности юрфак Лейпцигского университета, на чем настаивала его мать. Но, увы, он выбрал иную дорогу, как это сделали Филипп Эммануил — второй сын Баха, Чайковский, Серов, Стравинский и ряд других известных композиторов, оставивших юриспруденцию ради музыки. Так же поступили Гете, Толстой, Бальзак, Метерлинк, Перро, Дягилев, Собинов, Врубель, Рерих, Кандинский, Матисс и многие другие, которые тоже не стали юристами, но оставили огромный след в искусстве, в том числе и музыкальном.
Шуман скончался в психиатрической лечебнице близ Бонна — родного города Бетховена, и похоронен там на кладбище, где покоятся идеолог немецких романтиков Август Шлегель, сестра знаменитого философа Шопенгауэра, на которого все они тоже буквально молились, и Матильда Везендонк, которой самый романтичный романтик Вагнер посвятил «Тристана» и цикл романсов на ее же стихи. В 1896 году к ним присоединилась и Клара Вик, воссоединившись со своим гениальным супругом спустя 40 лет.
Текст — Анатолий Лысенков.