Клайбер Карлос

03.07.1930 – 13.07.2004
  • Австрия
Карлос Клайбер родился 3 июля 1930 года в семье знаменитого дирижёра Эриха Клайбера. Когда мальчику было пять лет, его родители эмигрировали в Южную Америку. Отец Карлоса покинул пост главного дирижёра Берлинской оперы и уехал из Германии, опасаясь преследования со стороны нацистов, ведь жена маэстро была еврейкой. Супружеская пара обосновалась в далёкой Аргентине, где и прошло детство будущего музыканта.
Эрих Клайбер меньше всего желал своему сыну карьеры дирижёра, и его отправили в Цюрих учиться на химика. А тот, словно вопреки обстоятельствам, с детства тянулся к музыке. «Как жаль, что мальчик музыкально талантлив», — восклицал Эрих в письме другу. В конце концов, глава семейства вынужден был сдаться.
Карлос Клайбер начинает свою дирижёрскую карьеру репетитором в театре Гертнерплатц в Мюнхене, в возрасте 24-х лет дебютирует с опереттой Карла Милёккера «Гаспароне» в Потсдамском театре, а в последующие годы работает в Дюссельдорфе, Цюрихе, Штутгарте и возглавляет Баварскую государственную оперу в Мюнхене.
После раннего периода, который сам Клайбер называл ученическим, он ограничивает свой репертуар отдельными симфониями Моцарта, Бетховена, Брамса и Шуберта, а также десятком опер, среди которых особое место занимает «Кавалер розы» Рихарда Штрауса. С этой оперой маэстро дебютирует в «Ла Скала» и «Ковент-Гардене». Лючия Попп, после того, как спела с ним партию Софи из «Кавалера розы», отказалась исполнять эту партию с каким-либо другим дирижёром.
Из штраусовского шедевра Клайбер создал незабываемую эпопею чувств. Его фразировка отличается абсолютной свободой. Клайбер одарён способностью добиваться от оркестра потрясающего rubato. По мнению критиков: «он обладает таким точным дирижёрским жестом и имеет такое воздействие на музыкантов, что возникает ощущение, будто это не оркестр играет, а сам Клайбер исполняет партитуру, сидя за фортепиано».
Герберт фон Караян очень ценил Клайбера за дирижёрский талант. «Великий диктатор», не выносящий соперничества, много лет уговаривал австрийца дирижировать на Зальцбургском фестивале, на что Клайбер отвечал шуткой: «Я согласен, но при одном условии — если вы уступите мне своё парковочное место». Караян восклицал: » Я буду счастлив ходить пешком, лишь бы увидеть Вас в Зальцбурге, и, естественно, моё место на стоянке — Ваше». Два великих дирижёра вели эту шутливую переписку годами, но в Зальцбурге Клайбер так и не появился, а после смерти Караяна отказался вместо него возглавить Берлинский филармонический оркестр.
Клайбер к должностям не стремился. После работы в немецких оперных театрах, он уволился и больше на пост руководителя никогда и нигде не вступал.
Между тем, за него боролись лучшие импресарио мира, предлагая ему право выбирать любой оркестр, любой город. Но заполучить маэстро было очень непросто. Он мог часами торговаться одновременно с тремя крупнейшими звукозаписывающими фирмами мира, устраивая им своеобразный аукцион. Венская пресса как-то писала: «Никто из дирижёров подобного высокого класса, сконцентрировавшись на таком маленьком репертуаре, изученном и исполняемом в совершенстве, не смог достичь столь высоких гонораров».
Его дирижёрская манера сочетала в себе две исполнительские традиции: немецкую — героическую и торжественную и венскую, более лёгкую и воздушную. В его интерпретациях блещет неугасимый огонь, и он наделён даром вдохнуть жизнь даже в те фрагменты, которые до него казались не слишком ясными и выразительными.
Многие дирижёры с величайшим уважением относятся к авторскому тексту. Этим достоинством был наделён и Клайбер, но его природная способность постоянно подчеркивать особенности композиции и минимальные указания в тексте превосходит всех остальных.
Публика Клайбера обожала. Где бы он не появлялся, в Милане или Вене, в Мюнхене, Нью-Йорке или Японии, его сопровождают самые восхищённые эпитеты. Но Клайбер не терпит публичности и тщательно охраняет свою личную жизнь — не даёт интервью и избегает любых контактов до и после концертов. Как-то он пишет Леонарду Бернстайну: «Я хотел бы быть овощем, расти в огороде, есть, пить, спать, греться на солнышке и ни о чём не думать».
Эта мечта почти сбылась в последние годы его жизни. Тяжело больной маэстро часто уезжал в свой домик на холмах Словении, где пропадал месяцами. Там же, недалеко от Любляны, Клайбер умер 13 июля 2004 года.
Клайбер — одно из самых сенсационных и загадочных музыкальных явлений. Его имя не так известно, как имена Тосканини или Караяна. За 74 года у маэстро набралось менее сотни концертов — столько, сколько иные дают за один сезон. Но, по единодушному мнению профессионалов, он остаётся непревзойдённым мастером. Когда ста ведущим дирижёрам был задан вопрос, кого вы считаете величайшим маэстро всех времён, большинство из них, не задумываясь, ответили — Карлоса Клайбера.