Гутников Борис Львович

04.07.1931 – 06.04.1986

Ангелы и дьяволы Бориса Гутникова

Скрипач Борис Гутников победил на Втором конкурсе имени Чайковского лишь в тридцать с лишним лет. Почему бесспорно талантливого музыканта чиновники от культуры не командировали на Первый по счёту смотр, остаётся только догадываться. Но как бы то ни было, через полгода после триумфа на самом престижном отечественном смотре в Москве в 1962-м выпускник Ленинградской консерватории стал заслуженным артистом РСФСР. Так он превратился в одного из самых молодых обладателей почётного звания.
Биография нашего героя, у которого в 5 лет обнаружили исключительные музыкальные способности, не напоминает «американские горки» и выглядит вроде бы предсказуемой. К вершинам успеха и признанию у публики он двигался без суеты и сомнительных манёвров. Впрочем, что мы, ныне живущие, может знать о том, как мальчишка, родившийся в Витебске, в 10 лет встретился с ужасами войны, а после великой Победы оказался в полуразрушенном Ленинграде. Тогда каждый житель этого израненного, но мужественного города 24 часа в сутки мечтал о крыше над головой и сытном обеде. Юное дарование Борис Гутников оказался в профильном интернате — музыкальной школе-десятилетке.
Здесь жило много ребят, которые впоследствии сделались знаменитыми музыкантами. Достаточно назвать Марка Эрмлера, будущего дирижёра Большого театра, и Сергея Слонимского — композитора, ставшего легендой ещё при жизни. Подрастающие гении имели чёткую цель в жизни, знали, чего хотят, и целеустремлённо шлифовали исполнительское мастерство. Многие просили разбудить их в 5:30 и до завтрака занимались в школьных классах. Бориса Гутникова часто можно было застать в хозяйственной кладовке. Там его мать, работавшая в учебном заведении кастеляншей, выдавала парням выстиранное бельё. И Борис с гордо поднятой головой, стоя на мешках с грязными кальсонами, выдавал умопомрачительные по красоте и кантиленности пассажи. Через много лет, выступая на лучших сценах мира, Гутников завораживал своей статностью, прямой осанкой и настоящим скрипичным bel canto.
Но Боря не был зазнайкой — он охотно участвовал в капустниках, блистал в пародиях, в том числе, и на преподавателей, с удовольствием выезжал на лето с однокашниками на отдых в Комарово. Здесь, прогуливаясь в лесочке, вундеркинды часто видели Дмитрия Шостаковича, собирающего чернику. Позже Гутникова называли выдающимся интерпретатором камерных сочинений Дмитрия Дмитриевича. Скрипач часто обращался к сонатам композитора, принимал участие в исполнении его Трио и Квинтета, Восьмого квартета, вокально-инструментального цикла на стихи Александра Блока.
В обширном репертуаре музыканта особое место отведено ленинградским авторам. Список открывает его интернатский товарищ Сергей Слонимский, далее идут имена Вадима Салманова, Бориса Арапова, Юрия Фалика, Андрея Петрова. Сюиту из его балета «Сотворение мира» Борис Гутников исполнял в оригинальной версии — для скрипки в сопровождении фортепиано. Экспрессивная игра разрывает струны души, смычок неистовствует в танце хаоса и дьявола, а потом водит хороводы ангелов, заставляя полностью отключиться от мирской суеты. Пластинка с этой записью, вышедшая на фирме «Мелодия» в 1986 году, стала последней студийной работой маэстро. На том же релизе Гутников вместе со своей женой, пианисткой Эммой Жоховой, оставил нам в наследство ещё один шедевр — пять фрагментов из «Порги и Бесс» Гершвина. Аранжировку оперного материала сделал легендарный Яша Хейфец.
Почему за несколько месяцев до кончины Гутников решил сыграть именно эти произведения, мы никогда не узнаем. Записи артиста — вот его послание потомкам. Но релизов Гутникова днём с огнём не найдешь. Социальные сети пестрят постами с просьбами помочь отыскать пластинки, где скрипач прямой дорогой ведёт в баховский космос, исполняя его Сонату № 1 и Партиту № 2.
Другие проницательные меломаны гоняются за уникальными записями, сделанными во время выступления Гутникова на том самом, историческом для него и всех нас Втором конкурсе имени Чайковского. Тогда он вместе с Геннадием Рождественским сыграл Концерт для скрипки с оркестром Петра Ильича Чайковского. Игра Гутникова как хорошо выдержанное вино опьяняет искренностью и богатством звуковой палитры. Может быть, и хорошо, что четырьмя годами ранее музыканту не дали выступить здесь же, в Большом зале Московской консерватории…